Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: bleach (список заголовков)
13:34 

Финальная Гетсуга Теншоу))) Гендерсвитч)))

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Итак, настало время для завершающего драббла. Теперь могу с чистой совестью сказать: the end, das Ende, fin, ovari. Все, больше что-либо писаться не будет, а дневник покидается на веки-вечные. Наверное) Спасибо всем, кто был со мной эти несколько месяцев!

 

Капитан Хирако Шинджико опаздывала на собрания у главнокомандующего, манерно растягивала слова, слушала джаз после отбоя на недопустимой громкости и, вообще, была редкостной стервой. Особенно привлекательным занятием для нее было доставание своего и чужих лейтенантов. И если Айзен лишь привычно пропускал капитанский яд мимо ушей, то остальных сдерживало только осознание кары, грозящей за убийство капитана.

Самым невезучим, пожалуй, был лейтенант двенадцатого отряда Саругаки Хиёри, неизвестно по каким причинам пребывавший в особой «милости» у златоволосой капитанши. Шинджико не упускала случая взъерошить мальчишке непослушные вихры или сказать с сарказмом:
- О, Хиёри-кун, сколько первозданной ярости в твоих прекрасных глазах! Это сразит любую девушку наповал! – и тут капитан деланно всплескивала руками: - Но, чтобы посмотреть тебе в глаза, ей придется сильно наклониться! – да, тема роста Саругаки-фукутайчо была одной из любимых у Шинджико, и за десятки лет капитан умудрилась еще ни разу не повториться в своих насмешках.
Из-за своего взрывного характера Саругаки напоминал кипящий чайник, ведь Хирако не реагировала ни на передразнивания, ни на открытые оскорбления, парируя тем, что «не дорос ты еще, Саругаки-кун, в словесном мастерстве со мной состязаться!».
Но вот однажды, доведенный до крайности, лейтенант двенадцатого отряда не выдержал и, стащив с ноги дзори, замахнулся им.
- Ка-ак, Хиёри-кун?! – в притворном ужасе Шинджико отклонилась назад и прижала ладони к щекам. На дне темно-серых глаз бурлил и пенился смех. - Ты ударишь женщину???
Дзори потрепетал еще немного в судорожно сжатых пальцах и полетел обратно на землю, взбив облачко пыли.
- Чертов гендерсвитч!!! – прорычал Саругаки.

@темы: драббл, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach

16:30 

Решила выполнить заявку с 27-го тура

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Заявка на 27 тур. Хирако/Хиори. «Семки будешь?»
169 слов
Синдзи вернулся после обеда, поминая незлым тихим словом большую половину населения земного шара. Особенно часто встречались слова «Урахара» и «сволочь». Зло пнув пустую жестянку, вайзард плюхнулся на скамейку рядом с Хиори, увлеченной лузгающей семечки. Семки оказались наркотиком похлеще героина, вот уже третий день удерживая девочку в заложниках.
- Ну и чё? – два светлых хвостика повернулись к Хирако. Тот, скривившись, дернул себя пару раз за галстук и пригладил волосы.
- Ничего хорошего! У этого долбанного бракованного гигая оказалась долбанная аллергия на долбанные масленичные культуры, а этот…
- Долбанный Урахара? – хихикая, подсказала Саругаки, продолжая украшать окрестности черной шелухой.
-… да, долбанный Урахара отказался его менять, видите ли, у него сейчас совсем нет материалов! Кошмар! Я теперь весь чешусь! – в подтверждение своих слов блондин усиленно заскреб по и без того покрасневшей коже. Девочка на всякий случай отодвинулась.
В сущности, Хиори была доброй. Хиори всегда переживала, если друзьям было плохо. Хиори даже была готова поделиться последним. Вот таким замечательным вайзардом была Хиори.
С радостной улыбкой она протянула Синдзи открытую упаковку:
- Семки будешь?

@темы: однострочники, Bleach

11:42 

Будни вайзардов. Балкон

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
- Какой еще свежий воздух?! Да иди ты!.. – но, несмотря на все протесты, она была насильно обернута в собственное пальто и безжалостно вытолкнута на балкон. На раннемартовский балкон.
С тихим скрежетом задвинулась щеколда.
- Дыши! Это полезно! – Хирако скорчил чудовищную рожу, но, увы, толстое стекло не позволило Хиёри оставить на ней авторскую подпись ногтями.
Злобно ругнувшись, девочка застегнула пальто: температура все еще была минусовой, - и спрятала медленно краснеющий носик в роскошный песцовый воротник, подозрительно похожий на Мурамасин, но они с занпакто были незнакомы, чтобы Саругаки заметила сходство.
Она высунулась наружу и несколько раз глубоко вдохнула, морозя носоглотку. Все, приказ «подышать» выполнен, пусть этот дебил наконец откроет дверь! Но Хирако нарисовываться на горизонте не спешил. Хиёри похукала на леденеющие пальцы, оглядывая унылый пейзаж за балконной рамой. Снег только начинал таять, обнажая кляксообразные прогалины болотного цвета; прошлогодние пучки травы, свалявшиеся за зиму в единое полотно, напоминали топь: казалось, наступишь – и провалишься по колено. Но пятерых голубей явно не интересовали поэтические сравнения: они бодро вышагивали по испещренному десятками следов снегу в поисках съестного.
Щеколда скрипнула снова, и на голову девочке натянули вязаную шапку.
- Держи, а то замерзнешь, откармливай тебя потом таблетками, - Хирако шмыгнул носом, выбивая из пачки сигарету и облокачиваясь на перила рядом с Хиёри.
- Я тебя ненавижу, ты знаешь? – шапку этот имбецил взял, а догадаться, что через тонкую ткань полиэстеровых спортивных штанов у нее уже задубели колени, не смог. Хотя да, имбецил же, что с него взять…
- Знаю, - он смотрел на небо, по которому летела стая галдящих птиц, своей формой попеременно превращаясь то в латинскую букву дубль-вэ, то в диковинную рыбу-мутанта. – Наша любовь сильна как никогда, - вайзард медленно выдохнул длинную дымную струю. Хиёри один в один повторила его движение, разве что ее морозное облачко развеялось куда быстрее. Саругаки придвинулась ближе к другу, выдернула из его уха черную пимпочку наушника.
Love me, love me, love me… Say, you do…
Ну конечно, разве он слушает еще что-то, кроме джаза? Нина Симоне, кажется. Проводя столько времени вместе с Хирако, немудрено наизусть заучить весь его плей-лист.
My love is like the wind… Oh, wild with the wind…
От, на первый взгляд, незатейливой музыки что-то странно щемит внутри, заставляя переживать, сочувствовать, страдать…
Give me more than one caress … let the wind blow through your heart…
И Синдзи, похоже, прекрасно понимает, что происходит сейчас с его подругой. С чего бы иначе ему так хитро улыбаться уголками губ?
- Такое ощущение, что на диск перегнали запись с плеера, у которого садятся батарейки. Разве можно так мерзко выть? – она морщится, но назад наушник не возвращает. Блондин закатывает глаза:
- Хиёри, душа моя, ты обладаешь удивительным свойством легким движением своего розовенького язычка испоганить все вечное и незыблемо прекрасное на этой планете, - вайзард затягивается в последний раз и отправляет окурок в свободный полет, распугивая голубей. – Эй, малыш, ты что, обиделась?
- Вот еще, буду я слушать, что всякие хмыри там шепелявят! – ловко пнув парня в лодыжку (да, она обиделась, пусть и на долю секунды), Хиёри юркой мышкой шмыгнула назад в теплую комнату, задвигая щеколду.
Теперь был ее черед корчить злобные рожи трясущемуся в одной рубашке Хирако. Только вот через стеклопакет, к сожалению, было нечетко слышно: он ее сначала утопит, а потом поджарит, или все же наоборот.

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

14:54 

Будни вайзардов. Ни о чем.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Белые зубы со злостью впились в желтую мякоть:
- У-у-у, какая кислятина! Хиёри, знаешь, а ты похожа на этот лимон.
- Чего-о? – девочка, лежащая на дощатом полу, резко откинула руку за голову – ладонь врезалась во что-то твердое.
- Моя моська! – валяющийся сзади Хирако схватился за нос. – Да, дорогуша, ты похожа на лимон. Вредный и кислый, - он приподнялся на локте, шумно прихлебывая из стоящей рядом кружки. – Маширо – на апельсин, оранжевенький и такой же неадекватный. А Лиза… Лиза? А?
Хиёри почесала щеку и включилась в игру:
- На черешню!
- М-м, развратная черешня, - протянул Синдзи.
Оба захохотали, но смех парня перешел в хрипящий кашель.
- По спине похлопать? – Хиёри лениво повернула голову на звук.
Уже побагровевший, с выступившими в уголках глаз слезами, Хирако помотал головой:
- Не-а, мне отбитые легкие пока не нужны, - он отхлебнул еще чаю, смакуя на языке терпкий травяной вкус, повел плечами: - Сквозняк по позвоночнику тянет.
- Угу, полежи еще немного - вдобавок к своему ОРЗ подхватишь воспаление легких и умрешь в страшных муках! Так и быть, я куплю тебе самый шикарный венок, - она всегда была такой доброй девочкой. – Вставай, балбес!
Хирако помотал головой:
- Ты только посмотри, как тут красиво! – он помахал рукой вокруг себя. Через большое окно мансарду освещало яркое солнце, щедро окрашивая в золотистый цвет, и в его лучах неспешно дрейфовали мириады пылинок, кружась в диковинном танце. Хиёри, которой непослушный лучик пощекотал кончик носа, чихнула.
- Грязища у тебя тут, как в свинарнике! Ты вообще знаешь, что такое пылесос?
- Ты женщина, тебе это знать и положено, - отмахнулся блондин. Девочка только хмыкнула. В конце концов, в ее комнате было не чище.
- А хорошо вот так просто лежать и болтать ни о чем, - Саругаки задумчиво покачивала сползшим шлепком.
- Это все, что нам теперь остается.
Вдруг Хиёри, в лучших традициях восточных единоборств, одним прыжком оказалась на ногах.
- Чуть не забыла! Лиза же сказала поставить тебе горчичники! – и, не обращая внимания на мотающего головой вайзарда, продолжила: - Десять штук! Так что готовь свою цыплячью грудку!
- Что-о? Да я мужчина в самом расцвете сил! – он горделиво приосанился. Конечно, если это можно сделать, лежа на полу. – К черту десять, обойдемся одним!
- Тринадцать!
Синдзи театрально сделал фейспалм и покачал головой:
- Ты совсем не умеешь торговаться.
- Пятнадцать!
- Ладно-ладно! – вскинулся Хирако. – Согласен на десять. Но ставить мне их будешь лично ты, ме-едленно-ме-едленно, чтобы я наслаждался каждой секундой прикосновений твоих маленьких корявых ручек.
- Хирако, ты больной псих, ты в курсе?
В подтверждение ее слов Синдзи снова закашлялся.
- Да, я болею. Мне нужна тишина, покой и отсутствие тяжелых тупых предметов в опасной близости от моей драгоценной персоны. Иди уже.
Показав ему язык, Хиёри исчезла за дверью. Вайзард закинул руки за голову и вздохнул полной грудью. Заболеть в июне – это еще надо умудриться. Но жизнь от этого была не менее прекрасной.

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

13:46 

Что-то на гендерсвитч потянуло))) ФемАйзенита))

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Лейтенант Соуске фатально ошибалась: у капитана Хирако никогда не было паранойи. Он просто всегда ждал чуда, внимательно вглядываясь взглядом-буравчиком в свою подчиненную. Мужчина представлял, что еще секунда – и серая мышка одной рукой медленно снимет свои ужасные роговые очки на пол-лица, а второй – распустит туго затянутый пучок вьющихся каштановых колос, затем облизнет свои невозможно пухлые губы и соблазнительно поманит маленьким пальчиком капитана к себе. Он, конечно, не сможет устоять, подхватывая гиб кое тело, целуя и лаская…
- Тайчо!!!
- А, что? – усилием воли Хирако вернулся из мечтаний в реальность. – Айзенита, чего ты так разоралась?
Манящие розовые губки сжались в суровую нитку:
- Тайчо, вы должны, наконец, просмотреть отчет и внести поправки! – девушка продолжала тыкать пухлой папкой в отмахивающегося от нее Хирако, который начал стратегическое отступление в сторону сада.
Синдзи вообще старался не проводить много времени в обществе своего лейтенанта. И его ошибка была не менее фатальной: Айзенита и не помышляла о захвате мира, она лишь украдкой вздыхала и таинственно улыбалась своим мыслям, в которых капитан не сверлил недобрым взглядом, а склонялся над ней, щекоча светлыми прядями, и хвалил за проделанную работу, предлагал помочь с отчетом; она поворачивала голову, встречаясь взглядом с мужчиной – и вот уже бумаги сметены со стола, на котором в страстном порыве сплетаются два тела… Ох уж эти жаркие девичьи фантазии…
- Подпишите!
- Потом! Меня уже здесь нет! – но цепкая ручка уже ухватила за рукав хаори – не вырваться.
«Чокнутая ботаничка!»
«Ленивый раздолбай!»
Горящие злобой взгляды.
Говорят, если два человека очень-очень чего-то хотят, то это обязательно сбудется. Но такой же сильной была вера этих шинигами, что у другого не может возникнуть даже тени подобных мыслей.
Гин, активно грабящий капитанский сад на предмет слив, яблок и вишен, с хитрой улыбкой наблюдал за происходящим действом. Взрослые, они такие глупые…

@темы: Айзен-тайчо-ками-сама, Bleach, Хирако Синдзи, драббл

18:47 

Зарисовка

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

У меня осталось 5 драбблов. Соответственно, выложу их в течении пяти дней.

 

Синий воскресный вечер тонким покрывалом накрыл город, просачиваясь в рабочий кабинет. Рюукен любил вот так, в полумраке, складывать бумаги в портфель, готовясь к завтрашнему дню. Казалось, будто стоишь на мостике, готовясь к многометровому прыжку в воду, и собираешься с мыслями. Он методично прокручивал в голове завтрашнее расписание, ставя мысленные галочки рядом с выполненными пунктами: собрание учредителей – доклад готов, заявки на новое оборудование составлены и отосланы секретарю, вопрос с донорским легким разрешен, к послеобеденной операции он готов. Прекрасно. Защелкнув застежки, Рюукен подошел к окну, закуривая сигарету и прислушиваясь к шуму воды в ванной. Сегодня Заэль изъявил желание остаться у него, а сопротивляться пробивному обаянию Гранца не мог даже каменный квинси. А завтра секретарь будет с искренним сопереживанием говорить о том, какой усталый и измученный вид у господина главврача и как мало он отдыхает. Рюкен позволил себе легкую улыбку: отдохнуть с Заэлем действительно непросто. А еще вчера позвонил Урью, намереваясь зайти за книгами, но так и не появился. Странно, у его сына, конечно, было множество недостатков, но слово он всегда держал. Погруженный в свои мысли мужчина не услышал тихого стука в дверь, однако проигнорировать громкое удивленное восклицание Заэля было трудно.
Выйдя в коридор, Рюукен почувствовал, как сердце сдавила когтистая лапа. Метафорически, разумеется, но этого было достаточно, чтобы замереть, надеясь только на то, что на лице не отразится никаких эмоций.
Урью все-таки пришел. И дверь ему открыл не кто иной, как Заэль Аполло Гранц собственной персоной – арранкар, пытавшийся убить юношу в недалеком прошлом. Поэтому дальнейшее развитие событий даже предугадывать не надо было: взращенный на принципах старого маразматика Соукена мальчишка, увидевший выжившего Эспаду, мгновенно воплотил лук, и сейчас кончик синей стрелы упирался точно в ямочку между ключицами Заэля, по белой коже которого медленно стекали прозрачные капли воды, впитываясь в пушистое банное полотенце, обернутое вокруг бедер. Рюукен видел напряженную спину сына и безмерное сожаление в янтарных глазах бывшего Октавы. О нет, тот вовсе не сожалел о том, что раздавил добрую половину внутренних органов младшего квинси, Рюукен не был наивен, чтобы так думать, скорее, это была печаль о том, что арранкар, такой красивый и гениальный – само совершенство! – сейчас покинет этот мир, да еще так глупо: в одном полотенце. Гигай с ограничителем рейяцу не оставлял Заэлю шансов.
Хотя прошло лишь несколько секунд, Рюукену казалось, что он стоит так уже пару часов, наблюдая, как медленно появляется на оцарапанной острым наконечником алебастровой коже капля крови. Это было похоже на замедляющий время яд Куроцучи, о котором рассказывал Заэль. Что делать? Закричать «Обосподибожемойнеделайэтого!» было настолько не в характере квинси, что даже не рассматривалось как вариант. Любые фразы типа «Стой!», «Что ты делаешь?» и прочее стали бы только катализатором неизбежной реакции: мужчина видел, как медленно разжимались пальцы сына, спуская стрелу.
- Трус, - тихий негромкий голос. Он даже смог сделать очередную затяжку.
Сработало. Конечно, что еще ждать от этой ошибки природы. Урью чуть повернул голову, сверкнув очками, и Заэль тут же отвел от шеи стрелу, брезгливо придерживая древко двумя пальцами. Гранц медленно пошел по коридору к Рюукену, оставляя спину незащищенной – да, лук в руках мальчишки опущен, но Исида-старший слишком хорошо знал, как быстро можно его вскинуть и с какой скоростью летит стрела. Дойдя до мужчины, арранкар провел носом по его щеке, будто ластящийся кот, чем заставил Урью потрясенно втянуть в себя воздух. Ну все, сейчас начнется.
- Вот как? – в голосе мальчишки гнев и презрение. Презрение? А какое право этот щенок имеет, чтобы его попрекать?
- Да, так, - небрежно опереться о дверной косяк.
- И почему же я трус? – длинная челка закрывает глаза, но лук, слава богу, он убрал.
- Ты прячешь голову под подушку. Впрочем, чего еще от тебя ожидать? – на выдохе выпустить длинную струю дыма, от чего сын неизбежно поморщится, хоть их и разделяют метры. – Ведь жить, преодолев свои страхи, - это так сложно, - Рюукен с надменной усмешкой говорил всю эту чушь и был готов сказать еще много глупых напыщенных фраз, лишь бы мусор слов вымел из пустой юношеской головы мысли о мести. В чем мужчина никогда не признается, так это в том, насколько ему дорог сын. И в чем не признается даже самому себе: розововолосый ученый тоже стал ему дорог. Меньше всего ему хотелось потерять кого-то их них – тех, кто составлял его привычный уютный мир.
Урью коротко облизывает губы.
- Тебя там не было, - там – это в Уэко Мундо, где квинси до изнеможения сражался со своими копиями, где лежал на камнях, харкая кровью и желчью из-за того, что на его пути попался Октава Эспада.
- Зато я есть здесь, - четыре коротких слова, в которые можно вложить целую лекцию о бесполезности ненависти – ее нерентабельности. Ведь Рюукен мыслил с сугубо меркантильной точки зрения, ему сотрудничество с блестящим ученым было выгодно со всех сторон, независимо от былых деяний Эспады. Гораздо сложнее с Урью, пропитанным дурацкими принципами своего деда. Исиде-старшему оставалось лишь надеяться, что со временем вся эта дурь выветрится. – Твои книги на комоде.
Запихав тома в сумку, юноша, не глядя на отца, открыл входную дверь, но замер на пороге:
- Мне нужно время.
Как только дверь закрылась, Рюукен глубоко вдохнул, прикрыв глаза, и медленно выдохнул. Сигарета, докуренная до фильтра, обжигала пальцы, и он потушил ее о карманную пепельницу. Сзади на плечи легли узкие ладони, тонкие пальцы пробежались по закаменевшим мышцам.
- М-м, да ты сегодня просто герой, - в мурлыкающих интонациях сквозило неприкрытое веселье. – Спас мне жизнь, - Заэль откровенно забавлялся.
Рюукен повернулся к арранкару лицом, осторожно провел пальцем по уже затянувшейся царапине на тонкой коже, притянул к себе.
- И простым «спасибо» ты не отделаешься, - выдохнул он в розовые пряди, неуловимо пахнущие медом.


@темы: Bleach, Заэль, драббл

14:44 

Клуб анонимных айзенголиков

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
В уютном полуподвальчике светло и вкусно пахнет пирогами. У дверей ее встречает худой блондин, который как-то появлялся у них в школе под видом ученика. Он белоснежно улыбается.
- Хирако Синдзи дэсу. Рад поприветствовать тебя на собрании Клуба анонимных айзенголиков. Проходи, - приобнимая за плечи, он проводит ее к стоящим кругом стульям, из которых свободны только два. – Присаживайся. Дорогие коллеги! – обращается он к собравшимся. – Товарищи! Братья! Сегодня мы проведем очередную встречу, и цель каждого из нас – признать свою зависимость, свою одержимость. Держа все внутри, вы подтачиваете сами себя. Откройтесь нам, вокруг – те, кто понимает и поддерживает вас. Расскажите о своей проблеме! – он оборачивается к сидящему слева мужчине: - Хочешь начать?
Тот встряхивает светлой челкой.
- Меня зовут Изуру, и я зависим.
Все аплодируют.
- Меня зовут Лав, и я зависим.
- Меня зовут Йоруичи, и я зависима.
- Меня зовут Хиёри, и я зависима.
- Меня зовут Момо, и я зависима.
- Меня зовут Генрюсай, и я зависим, - хрипит старик, не расстающийся с посохом даже здесь.
Перекличка продолжается. Потом давешний блондин берет слово.
- В прошлый раз мы приветствовали нашу дорогую Рангику. Готова ли ты сегодня поделиться с нами своим горем?
Красивая светловолосая женщина вздыхает.
- Да, Синдзи. Меня зовут Рангику, и я зависима. Зависима от ненависти и обиды к этому ублюдку Айзену, сломавшему мою жизнь! – она промакивает глаза поданным Момо платком. – Он увел моего возлюбленного…
- О-о, какие новые грани натуры Соуске мы узнаем! – цокает языком Хирако.
- Не в этом смысле! – возмущается Рангику. – В Уэко Мундо он его увел, мировой переворот готовить. Задурил голову моему Гину совсем, тварь этакая! – не выдержав напряжения, она рыдает в голос. Синдзи тут же ее обнимает.
- Поплачь, поплачь, бедная, выпусти из себя всю боль, - не хуже плюшевого львенка мужчина наслаждается непосредственной близостью «холмов благоденствия» и только после меткого попадания тапка Хиёри передает плачущую блондинку следующему мужчине, страждущему утешить страдалицу. – Поблагодарим Рангику за ее откровенность!
Аплодисменты.
- А теперь, на правах президента Клуба, я хочу представить нашего нового члена. Поприветствуем ее! – он начинает хлопать, остальные присоединяются.
Новенькая девушка поправляет складки на школьной юбке и поднимает глаза на присутствующих.
- Меня зовут Тацке. И я зависима.

Когда анонимные айзенголики, дружно взявшись за руки, призывают проклятия на голову Ичиго, посмевшего украсть их право на месть редиске Айзену, в открывшиеся двери въезжает тележка, толкаемая парнем с прической «красный ананас». За ним идет мужчина в полосатой панамке.
- А теперь кофе, уважаемые! И не забываем о членских взносах за следующий месяц! – панамочник хитро смотрит на подошедшего красноволосого. – Ну что, я же говорил, нахлебник-сан, что эта идея будет прибыльной!

Далеко-далеко, в подземной тюрьме Айзен Соуске сильно удивляется, отчего каждую неделю по четвергам с шести до семи вечера ему так икается…

@темы: Bleach, драббл, юмор

12:24 

Скалярная цепь

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Сама знаю, что это гинокошмар)))) Но переделывать было лень-лень-лень)))

Из курса менеджмента всплыло название. Кто не знает, скалярная цепь — «цепь начальников», организационная иерархия.


@музыка: Rammstein - Haifisch

@настроение: хочу сладкого - живот болит...(((

@темы: Bleach, фанарт

14:45 

Врачебный вопрос

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Daerrin, я обещала в воскресенье предоставить драббл про Унохану. Вот оно воскресенье, вот он драббл. Just enjoy))))

 

Если б его волосы уже не были седыми, они таковыми стали бы. Его сын оказался болваном, потому что дал себя ранить, и дважды болваном, потому что попал в руки этой странно улыбающейся женщины.

- Что вы делаете? Еще полметра бинта – и он будет похож на мумию! Подозреваю, что те несчастные египтяне тоже были вашими пациентами, а умерли, потому что вы забинтовали им и рот, - Рюукен уничижительно сверкает очками.
Унохана молчит.
- Что это за желтый купол? Вы не находите, что это не тот случай, когда применяется кварцевое облучение?!
Унахана молчит.
- И куда вы руки тянете? Ему не требуется мануальная терапия! Что? Про какое там хадо вы бормочете? Лечите словом? Встань и иди? Истинный Кашпировский… - Рюукен курит прямо в палате, ничтоже сумняшеся стряхивая пепел на пол.
Унохана молчит.
- Женщина, где вы учились? У вас вообще есть лицензия на врачебную деятельность? Я требую, чтобы вы немедленно оставили моего сына в покое! Его не будет лечить шарлатан! – Исида-старший подхватывает на руки ошалевшего от такой радости Урью и, презрительно фыркнув, покидает палату.
Унохана молчит. «Надо было тогда перебить всех квинси», - думает она.

@музыка: Shakira - Loca

@настроение: loca-loca

@темы: Bleach, драббл

12:08 

Однострочники, 27 тур.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Т27-67 Нноитора/Хирако. "У тебя улыбка самоубийцы."
31 слово
- У тебя улыбка самоубийцы, - в предвкушении скалится Ноитора. Солнечные блики на лезвии Санта-Терезы отплясывают безумную джигу.
Хирако лишь улыбается еще шире. "Распадайся, Саканадэ..."
- Ты смотришься в зеркало, дружок.

Т27-39 Заэль | Ренджи. Соседи по лестничной клетке. Обоюдно страивать подлянки "замечательному соседу" Н! AU.
378 слов
Что в его жизни грядут большие перемены, Ренджи почувствовал еще при входе в подъезд. И окончательно убедился в этом, когда с грохотом рухнул на бетон, споткнувшись об один из многочисленных свертков, заполонивших его лестничную клетку.
- Осторожней! – прямо перед его носом нарисовалась пара белых узконосых ботинок. Правый слегка подрагивал, будто хотел пнуть парня по ребрам, но с трудом сдерживался. – Ты мог повредить ценный материал!
- А какого оно тут валяется? – потирая ушибленное колено, Ренджи поднялся. К ботинкам прилагался худощавый юноша в белом же плаще и с диким цветом волос.
- Оно тут живет, - щеголь отточенным движением поправил стильные очки.
- Здесь живу я!
- О-о-о, - со странной интонацией протянул розововолосый. – Теперь ясно, на чьей двери такой безвкусный дермантин. Кстати, меня зовут Заэль.
Ох, Ренджи было что ответить, и мало бы щеголю не показалось, если б парня не оттеснили грузчики, несущие массивную кровать. Пришлось удалиться.
На следующее утро взору Ренджи, уходящему на работу, предстал сладкий сон гламурных дам: возле двери соседней квартиры красовался ядовито-розовый коврик. Абараи задумчиво посмотрел на бутылочку с остатками отбеливателя в своей руке. Снова на коврик. Снова на бутылочку.
- Нормальный у меня дермантин, - бурчал он, щедро поливая едкой жидкостью чужое имущество. К своему сожалению, он не услышал, как часом позже просыпались остальные обитатели дома под громкие вопли Заэля.
Однако его радость длилась ровно до того момента, пока собственная дверная ручка не ударила его хорошим разрядом тока. В отместку Заэлю досталась лестница, смазанная солидолом. Конечно, со сломанным запястьем наносить на соседскую дверь химикат, вызывающий аллергическую реакцию, было непросто, но Гранц с честью выполнил поставленную задачу, пытаясь не горевать о собственной варварски свинченной ручке.
Залепленные глазк?. Газовая атака. Ядовитый сок. Электрические разряды. Клей. Кислая капуста. Розовый лак.
Третья мировая была неизбежна.
И тем сильнее удивился Ренджи, когда на его пороге нарисовался улыбающийся Заэль с тортом в руках.
- Пора заканчивать со всеми этими глупостями. В конце концов, мы взрослые люди.
Абараи почесал в затылке.
- Ну проходи.
Сам Гранц от торта отказался, мотивировав необходимостью блюсти фигуру, и лишь протягивал чай, с почти материнской улыбкой подкладывая соседу кусочек за кусочком.
- М-м, а ты не такой му… чудак, каким казался! – Ренджи говорил с набитым ртом. Он был счастлив и не знал, что ожидает его завтра.
А завтра его ожидала больница, операция и мучительная полугодовая реабилитация.

Т27-04 Урью и Орихиме. Вместе рисовать мелками на асфальте
1) 159 слов
Урью сосредоточенно хмурит брови, заштриховывая сегмент. Вихор на его макушке придает юноше неуловимое сходство с кем-то, и эта невозможность вспомнить вызывает головную боль. Он рисует прекрасную принцессу, стоящую на балкончике замка, и небо над ее головой играет всеми оттенками сине-фиолетовой гаммы. Асфальт под рукой теплый и шершавый, он больно впивается в ладонь, особенно когда на плечо Исиды опирается Орихиме. Ее волосы почему-то короткие, и одна прядь постоянно съезжает на глаза, делая похожей на… Кого? Не вспомнить.
- Это принцесса, да? Тогда обязательно должен быть дракон! И прекрасный принц, который ее спасет! – она подхватывает крошащийся кусочек, начинает рисовать. Только ее дракон почему-то подозрительно похож на кролика. Такими же кроликами, по сути, являются и принц с принцессой. И дорожка из тысяч и сотен тысяч белых ушастых зверьков тянется далеко за горизонт, опоясывая Землю…
Вздрогнув, Ичиго проснулся. Отдышавшись, он поправил сбившееся одеяло и снова попытался уснуть. «Это сон. Это только страшный сон…»
В незанавешенное окно равнодушно смотрела белая луна. С кроличьими ушами.

2) 223 слова
Мелок оставляет за собой широкий след, постепенно превращающийся в средневековый замок, со множеством башенок и развевающихся на невидимом ветру флагов. На небольшом балкончике возникает хрупкая женская фигурка, и, несмотря на то, что солнце немилосердно напекает в макушку, Исида наклоняется еще ниже, тщательно прорисовывая каждую деталь роскошного платья. У рисованной красавицы ярко-рыжие длинные локоны.
- Это принцесса, Исида-кун? Правда? – рядом, прямо на асфальте, не заботясь о чистоте старых джинсовых шорт, сидит Орихиме. Ее раскрытый зонтик представляет собой произведение искусства, созданное из лент и тонких кружев, которое надежно защищает светлую кожу от палящих лучей. От нежности ее улыбки щемит сердце, и пальцы только сильнее стискивают гладкий цилиндрик мела.
- Она наверняка заточена в башне злой колдуньей, - девушка на ходу начинает придумывать историю, и Урью послушно рисует над замком грозовые тучи, символизирующие горе и печаль. – Но в один прекрасный день прибыл принц, чтобы спасти бедную принцессу! – ее пальчики подхватывают мел, мгновенно испачкавшись, и Орихиме рисует человечка рядом с башней. Серебристый шлем скрывает его лицо и волосы.
- Спасти ее и быть рядом всегда, в горе и в радости, в болезни и здравии, любить до самой смерти, до последнего вздоха, - едва слышно добавляет Урью. Он берет светло-голубой мелок: дорисовать воителю оружие, но девушка его опережает.
- Неплохо, Иноуе-чан, - парень старается, чтобы его голос звучал ровно, но получается плохо.
В руке принца Орихиме рисует меч.

Т27-27 Рукия и Орихиме, вместе готовить шоколад. "Куросаки-кун так обрадуется!" H+
115 слов
- Кашу маслом не испортишь!
- Но мы делаем шоколад, - резонно возразила Рукия, глядя, как в кастрюльке исчезает уже третья пачка.
- Не принципиально, - вдогонку маслу отправились сельдерей, мармелад и кефир. – Передайте мне, пожалуйста, корицу, Кучики-сан.
- И кокос туда, Иноуе, кокос клади!
- Сардины? А, ладно, они создадут тонкий вкусовой букет.
Рукия без тени сомнения забросила в кипящее варево рыбешку.
- Куросаки-кун так обрадуется! – Орихиме в порыве чувств прижала поварешку к внушительной груди.
- Пусть только попробует не обрадоваться, я ему устрою, - сквозь зубы процедила суровая шинигами, протирая любимые формочки в виде кроликов чаппи.
Временный шинигами Куросаки Ичиго, проходящий мимо приоткрытой двери, нервно сглотнул и решил просить политического убежища у Китая.

Т27-36 Гин/Рангику. Гин выжил, но скрывается в мире живых. "Ран-чан, разве ты не рада меня видеть?"
137 слов
Он стоит перед ней, ни капли не изменившийся, с хитрой улыбкой до самых ушей, и костюм сливочного цвета придает обаяния долговязой худой фигуре. Живой, и нет страшной раны, разрывающей грудную клетку, нет крови, пропитавшей, казалось, все вокруг… Она не может выдавить из себя и слова, настолько неожиданно было натолкнуться на него здесь, в шумном торговом центре, куда ей посчастливилось выбраться на распродажу. Длинные тонкие пальцы касаются ее волос, нежной кожи виска, опускаются к подбородку; мягкие подушечки оказывают парализующее действие, даже дышать становится трудно. Он выжидающе смотрит, чуть приоткрыв бирюзовые глаза.
- Ран-чан, разве ты не рада меня видеть? – знакомые дразнящие нотки окончательно возвращают ее в реальность.
Рада ли? Любит? Ненавидит? Злится? Все это было так давно… так давно…
Она сбрасывает его руку, подхватывает выпущенный из рук пакет и, не оборачиваясь, уходит.
- Мне уже все равно, Гин.

Т27-62 dark!Унохана | Айзен. "Весь мир меня не интересует"
186 слов
Он просчитал все. Он победил всех: мальчишка Куросаки – надежда всея Сейретея – затих в луже собственной крови пять минут назад. Мировое господство, божественность – все это было рядом, оставалось лишь протянуть руку и открыть королевское измерение, но близость желаемого ослепила, заставила забыться. Пусть всего на миг, но этого было достаточно: черная тяжесть чужой рейяцу придавила к земле, развоплощая форму сверхчеловека.
Капитан четвертого отряда, Унохана Рецу. Кроткая улыбка, привычная коса под подбородком. И холодный взгляд пустых глаз, затягивающий, словно черные дыры. Забыть о ней, повернуться спиной стало фатальной ошибкой, и Айзен чувствовал это каждой раздавленной костью в своем теле. Ибо нет ничего безжалостней добра.
- Не надо! Не убивай, - куда делись всё его величие и пафос? Это был просто шинигами, не желавший умирать: - Мы разделим этот мир. Ты и я. Вместе. Представь, весь мир у твоих ног… - кровь пошла горлом.
Женщина улыбалась. Она стояла и улыбалась, как и сотни, тысячи лет до этого. Через ее темные глаза на раздавленную бабочку смотрело вселенское Ничто, безликое и вечное. Волосы на затылке псевдобога зашевелились, когда зазвучал ее тихий голос, полный мягкости и доброты.
- Весь мир меня не интересует.

Т27-81 Орихиме | Тацки. "Сними, наконец, розовые очки!"
128 слов
Она и вправду думает, что, когда замирает посреди разговора, неподвижно уставившись на мелькающую на горизонте фигурку с рыжей макушкой, это незаметно? Она думает, что никто не видит, как краснеют ее щеки, стоит Куросаки просто бросить мимоходом «Привет, Иноуэ!»? Что на лицах одноклассников давно проскальзывают тонкие понимающие улыбки, когда каждый день она протягивает второй бенто парню? И как она может не видеть, насколько тому все равно?.. Почему-то от этого внутри все вскипало, и хотелось схватить Орихиме за плечи и трясти, крикнуть: «Сними, наконец, розовые очки!».
- … И вот… Эй, Тацки-чан, ты слушаешь?
Девушка вскинулась, выныривая из размышлений, и посмотрела в большие серые глаза, глядящие так открыто и доверчиво. Она еще будет жалеть, а пока…
- Да, Химе-чан. Я тебя слушаю.
- Отлично! Так вот, вчера Куросаки-кун…
Обреченный вздох.

Т27-58 dark!Ишшин. «Иногда для того, чтобы быть хорошим отцом, приходится быть плохим человеком».
173 слова
Удар кулаком по столу:
- Зато теперь мне не придется думать: убьют его сегодня или завтра! У него будет спокойная жизнь обычного человека: дом, дети, работа. Я не допущу, чтобы еще что-то случилось с моей семьей, - рефлекторно мужчина обернулся на стену с плакатом улыбающейся женщины.
Его собеседник убрал от лица веер.
- Ишшин, это его выбор. Мальчик хочет вернуться.
- Я его отец, и мне решать, что он хочет, а чего нет! – густые брови сошлись на переносице.
- Хорошо, - Урахара помолчал немного. – Ты ведь знаешь, как Ичиго может вернуть себе силы. Но не скажешь?
- Верно.
- Тогда это сделаю я, - торговец поднялся и дошел до двери, вернее – почти дошел. Мужчина выпустил из рук веер, когда катана пронзила его тело; он увидел, как блестит кровь на острие, вышедшем наружу через грудную клетку.
С влажным чмоканьем оружие выдернули из тела, позволяя плавно, как в замедленной съемке, опуститься на татами. Ишшин подошел к умирающему, вглядываясь в расширенные глаза:
- Прости, Кискэ. Иногда для того, чтобы быть хорошим отцом, приходится быть плохим человеком.

Т27-64 Тиа. Желание стать настоящей женщиной, более мягкой и доброй. "Я хочу быть верной женой и любящей матерью"
150 слов
Столбик с накидом, воздушная петля, три столбика без накида, завершающая соединительная петля – и - вуаля! – ажурная салфетка ложится на ровную поверхность стола. Тиа довольно разглаживает готовое изделие и ставит сверху блюдо с приготовленными утром кексами. У мечты васта лорда была простая формулировка: она хотела быть верной женой и любящей матерью. Пока что готовка, рукоделие и уборка были успешно освоены.
Довольно улыбаясь в высокий воротник, Халлибел вышла из своих покоев, нос к носу столкнувшись с Приварон Эспада Алессандро Дордони. Арранкар бросился ей в ноги, обхватывая колени.
- Я старый солдат и не знаю слов любви… - тут рука рефлекторно потянула Тибурон из ножен, и Приварон эспада осыпался на пол горсткой белого песка. Нахмурившись, женщина вспомнила содержимое брошюры, лежащей на ее туалетном столике, которая называлась «Настоящая женщина: путь к успеху». Поражение мужчин там упоминалось, но, вроде бы, в несколько ином значении…
«М-да. Над этим определенно придется поработать», - констатировала Тиа, убирая меч.

@темы: Bleach, однострочники

12:51 

Кроссовер Bleach/ Доктор Кто

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Издевательский драббл для Стеклянный Кот )))

Дислокация: бескрайняя пустыня, небо с полумесяцем луны и Улькиорра, изящно пикирующий на бегущего по пескам мелкого Пустого.

Описание: острые рога, черная шерсть, перепончатые крылья и внушительные когти. Вторая форма релиза.
Внезапно, словно из ниоткуда, появляется синяя полицейская будка, которая со стоном рожающего носорога, проглотившего сирену, материализуется на бархане. Заинтригованный, Кватра Эспада разжимает зубы на ляжке антилопы-Пустой, и счастливица, прихрамывая, уносится в темную даль. Улькиорра подходит к будке, слегка царапает ее длинным черным когтем, и словно в ответ, его сносит резко открывшейся дверью. Изнутри, как черти из табакерки, выскакивают двое – фигуристая блондинистая девица и странный чудик в синем костюме и кедах.
Потряхивая рогатой башкой и отплевываясь от попавшего в рот песка, Улькиорра поднимается, чем тут же привлекает внимание чудика, который достает из кармана очки:
- Какой занятный экземпляр местной фауны! Роза, посмотри, какой интересный у него экстерьер и вычесанная шерстка! – и он начинает нарезать круги вокруг остолбеневшего арранкара, быстро-быстро что-то лопоча при этом и постепенно ускоряясь.
Улькиорра моргает. От непрерывного мельтешения перед глазами начинает подташнивать, но Шиффер слишком воспитан, чтобы демонстрировать, что ничем, кроме чая, Айзен-тайчо-ками-сама их не кормит. Антилопа и та убежала.
- Серо, - говорит Улькиорра.
- Пшшш, - отзываются тлеющие обломки Тардис.
Чудик в синем костюме замирает с открытым ртом на полушаге, оборачивается к схватившейся за голову блондинке. В выразительных карих глазах нарастает паника.
- Роза!
- Доктор!! – подхватывает девушка.
- Роза!!
- Доктор!!!
- Роза!!!
- Доктор!!!!
Улькиорра решает включиться в несомненно интересную игру.
- Улькиорра?!! – пробно восклицает он.
Однако вместо того, чтобы умилиться наличию разума у новой формы жизни, Доктор как-то странно съеживается. Напомним описание: острые рога, черная шерсть, перепончатые крылья и внушительные когти. Вторая форма релиза. Звуковая отвертка явно не поможет.
Напомним дислокацию: бескрайняя пустыня, небо с полумесяцем луны. Ключевое словосочетание – бескрайняя пустыня, бежать по зыбучим пескам которой - безрассудство. Девушка обреченно прижимается крутым бедром к своему спутнику.
Похоже, сегодня меню Эспады ждет хорошее разнообразие.

@темы: юмор, драббл, Bleach

22:30 

Вопрос-вопрос!

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Народ, выскажите, пожалуйста, свои мысли вот по какому поводу: по Маятнику мы помним, какой крутой Тессай чувак (глава корпуса кидо и, вообще, с красивым посохом:-D), он мудро наставляет Урахару и показывает высший уровень владения кидо.

Так какого ляда он теперь ходит в этом идиотском фартучке и вообще сведен на уровень прислуги?? Как-то это в моей голове не укладывается и вдоль спинного мозга не растягивается...


@темы: Bleach, вопросы

10:22 

Хирако|Aйзен. АУ, Исповедальня.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Сама заявку подала, и сама же решила исполнить))) Поэтому на Однострочники выносить и не буду.

Т27-33 Хирако|Aйзен. АУ, Исповедальня.

379 слов
Набожно перекрестившись, молодой человек в очках в роговой оправе вошел в храм и, пройдя по боковому нефу под укоряющими взглядами святых, очутился перед исповедальней.
- Добрый день, падре, - он опустился на колени. В прорезях деревянной решетки виднелся длинноносый профиль в обрамлении светлых волос.
- Как твое имя, сын мой? – молодой голос с ленцой тянул гласные.
- Соуске.
- Хорошо, я слушаю тебя, Соуске, - ему показалось, или падре в самом деле зевнул?
- Вы не могли бы исповедать меня? Я согрешил, - Соуске покаянно опустил голову.
Священник тут же оживился:
- Согрешил? Как интересно! Только что современная молодежь может понимать в настоящих грехах? Что, спёр коробку гондонов из магазина?
Соуске изумленно помотал головой:
- Не-ет!
- Возжелал жену ближнего своего? Вот, помню, еще когда я учился в семинарии… Какая роскошная женщина торговала у входа лимонадом! Какая грудь! А бедра!.. – тут глаза святого отца лукаво блеснули: - Или ты больше по мальчикам, а, Соуске? – юноша покраснел, но возразить неугомонный падре ему не дал: - Тогда что? Злоупотребляешь алкоголем?
- Ферменты алкоголя разрушают печень. Вообще не пью.
- А вот это зря, - тонкий палец тыкнул в прорезь решетки, едва не попав Айзену в глаз. - Chateau Roc Taillade (Medoc) AOC, 2006, очень советую, изумительный букет, - падре Хирако мечтательно прикрыл глаза, будто заново переживая ощущения.
Юный Соуске только и мог, что ошеломленно моргать.
- Ну, может, ты хоть убил кого, а? – святой отец умоляюще потряс разделяющую их решетку. – Или покусился на убийство? Нет? Да как так жить можно? Ску-учно! – уголки широкого рта опустились в обиженной гримасе. – А мир ты, случаем, захватить не хочешь?
Айзен неуверенно пожал плечами:
- Вроде, нет.
- Ну так пошел к черту! Э-э, в смысле, господь тебе в помощь, проваливай отсюда! Отпускаю твои грехи.
- Н-но я даже не успел…
- А крестом по лбу? – Хирако задумчиво взвесил в руке массивный атрибут.
Айзен тугодумием не страдал, а потому, перекрестившись, мгновенно ретировался, обдумывая интереснейшую идею о захвате мира, так неосмотрительно поданную прелатом.
Сидящий в душной кабинке святой отец украдкой обмахнулся подолом сутаны. Жарковато. А на улице сейчас лимонад продают, такой прохладный, бодрящий…
- Исповедайте ме…
- Отпускаю все грехи! Следующий!
Вот так, при попустительстве отца Хирако, небесная канцелярия не узнала о трех убийствах, пятнадцати кражах, восьми изменах и одном задавленном котенке. Зато лимонад был такой вкусный…

@музыка: Agnus Dei

@настроение: крестом по лбу - "Покайся!"

@темы: Bleach, Айзен-тайчо-ками-сама, Хирако Синдзи, драббл, юмор

20:47 

Гопотёлочка...

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Garsonne Urban выразила желание увидеть Хиёри в образе гопотёлочки. Хм, чиорд, я честно пыталась подумать над этим...

Предупреждение: гротеск (страшный), стёб, абсолютно нетрушный Хирако. Короче, читать-бояться!

 

Электронная переписка Саругаки Хиёри и гопника Васи из России продолжалась уже третий месяц. Простые идеалы Васи были близки воинственной девочке, а фотографии являли собой образец стиля, поэтому маленькое сердечко экс-лейтенанта начинало биться сильнее, едва красная ромашка аськи рядом с ником Vasya-groza-rayona меняла свой цвет на зеленый. Словно древние заклинания, она разучивала популярные речевые обороты «чёзанах» и «копецшнягаваще». Как-то, после недолгих размышлений, Хиёри решила стать действительно достойной своего заморского друга и, основательно прошерстив тематические форумы, составила список обязательных атрибутов гопотёлочки. Довольно улыбнувшись, она сразу же вычеркнула первый пункт – «спортивные треники»: костюмов у нее в шкафу насчитывалось около десятка, и все с белыми полосками по бокам штанин и неизменной надписью «Абибас».

- Так, дальше… Голда.
Хачи не сопротивлялся, он лишь с грустью смотрел, как, словно старинный маятник, золотой медальон раскачивается в районе пупка девочки. Увидевший эту картину Хирако воспользовался случаем, чтобы опереться (читай: полапать) на Лизу, закатив глаза:
- Ой, что-то мне нехорошо… - сердобольная Ядомару тут же открыла пузырек валерьянки. – Эй, малявка, а она тебя не перевешивает?
- Сам дурак, - невпопад ответила Хиёри, вытаскивая список. – А ты, ваще, чего такой дерзкий? – поставив галочку рядом с пунктом три, она недобро посмотрела на Хирако. – Ну-ка, ну-ка…
- Один, два, три, четыре, пять... – Лиза отсчитывала падающие капли. Пока на ковре за ее спиной шла жаркая битва за заветную кЭпку, вайзард дошла до двадцати. – Двадцать один, двадцать два. Синдзи, выпей, - она протянула ложку другу. Тот молча проглотил и попросил лёд: синяк на скуле медленно начинал алеть.
В соответствии с пунктом номер четыре, на склад были доставлены закупленные оптом упаковки сЭмок, и у Хиёри начались напряженные тренировки: оказывается, меткие плевки шелухой получаются вовсе не у каждого. Но девочкой она была талантливой, и уже через неделю ровное солнышко виртуозно выплевывалось всего за пять минут. Чему был не особо рад Хирако, чья комната, в основном, и использовалась в качестве тренировочной прощадки:
- Ли-иза!
- Двадцать четыре, двадцать пять, тридцать два… - крупные капли лениво падали в ложку.
Вскоре все, кроме одного, пункты списка были вычеркнуты. Хиёри была прекрасна в своем дворовом обаянии настолько, что замолкали поющие в ветвях птицы, а Роуз тихо бормотал «свят-свят-свят». Если бы не одно «но»: девочке никак не удалось узнать, что являет собой пресловутая «барсэтка». С этой целью она, будучи экстравертом и вообще весьма коммуникабельной натурой, решила опросить народ. Однако люди на улицах, увидев Саругаки, вздрагивали, спеша отдать кошельки и мобильные, к вящему удивлению последней. Сняв неплохую жатву в виде тринадцати аппаратов, она всерьез начала подумывать о том, чтобы наладить сбыт б/у продукции.
Хирако, прогуливающийся по переулочку в компании любимых джазовых мелодий, почувствовал себя крайне неуютно, когда из темноты к нему шагнуло ритмично позвякивающее нечто, цыкнувшее зубом:
- Пацанчик, а ты с какого района?
Рука непроизвольно вложила ай-под в протянутую ладонь. Нечто хмыкнуло и отхлебнуло из бутылки с корявой надписью «Пивасик», сделанной явно вручную.
- Ёпта, чОткий пацанчик, - и наваждение удалилось, шурша шлепками.
Подозрительно знакомыми шлепками…
- Ли-иза!!
- Тридцать три, тридцать шесть, сорок восемь…
Нужно было срочно что-то решать.
- Ну все, здесь это чудовище меня не достанет, - довольно лыбился Хирако, подставляя лицо студеному питерскому ветру.
Бедный. Бедный-бедный. Бедный-бедный-бедный Синдзи: он не знал, что прямо сейчас Хиёри покупает билет на самолет: лететь знакомиться с кумиром Васей.
- …сорок восемь, сорок девять, пятьдесят четыре…

@музыка: Черный бумер, черный бумер...

@настроение: чОткое

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, юмор

12:34 

Мои старые Однострочники

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Т16-32 AU Исида Урью|Заэль. Заэль известный модельер, Урью хочет стать его учеником. «Ну возьмите меня!»
352 слова
- Ну возьмите меня!
- Мне некогда тратить время на всяких бездарей! – розововолосый мужчина небрежно отмахивается от вытянувшегося перед ним юноши, как от назойливой мухи.
- Хорошо. Тогда мне придется доказать, что я не бездарь, - он сверкает очками и уходит, упрямо сжав губы.
Заэль откидывается на спинку кресла. Уже третью неделю его терроризирует этот мальчишка, набиваясь в ученики с упорством, достойным лучшего применения. Чем он надеется удивить его, бесспорно, лучшего модельера своего поколения? Смешно. Он уже давно ничего не ждет от толпы подхалимов, с пустыми глазами глядящих ему в рот, а потому не выказывает и толики интереса, когда юноша снова появляется в его студии с объемистым свертком.
- Ну показывай, - он надеется выпроводить упрямца за пять минут и вернутся к работе над выкройкой.
- Нет.
- Прости, что?
Исида Урью достает из кармана белую ленту.
- Вы не должны смотреть. Позвольте одеть вас.
А вот это уже начинает… интриговать. Поэтому Гранц позволяет вывести себя в центр комнаты и завязать глаза. Он чувствует легкие прикосновения парня, избавляющего его от рубашки, слышит шуршание распаковываемого свертка, затем по коже скользит мягкая ткань. Совершенно определенно, какие-то манипуляции происходят и за спиной. Лента соскальзывает с глаз, но уверенные пальцы не дают векам открыться, выводя ровные линии на левом. На переносицу и виски мягко опускается тяжесть очков какой-то непривычной формы.
- Готово.
Немного помедлив, Заэль открывает глаза. Огромное зеркало прямо перед ним отражает футуристическое существо – ирреальное, опасное, красивое жуткой красотой. Белое платье с фиолетовой оторочкой на пышном подоле и расширяющихся рукавах, маска-очки, фиолетовый макияж, превративший Заэля Аполло в чужеродное существо. Но главное… Это были крылья. нет, даже не крылья – белые каркасы, на которых покачивались мерцающие фиолетовые отростки. Люди льстиво сравнивали Гранца с кошкой, змеем, жар-птицей, но никто никогда не видел его истинной сути – бабочка, ядовитая и смертельно опасная в своем сумасшествии. Никто, до сегодняшнего дня… Действительно, мальчишка сумел его удивить своей проницательностью.
- Ты принят, - Заэль проводит ладонью по ткани подола, будто лаская, а затем резко срывает одеяние. – А это – сожги, - он быстрым шагом выходит из комнаты, оставляя Исиду в растерянности и недоумении.
Никто, кроме него, не должен смотреть в глаза его безумию. Никто.

@музыка: хорошая

@настроение: иголка прыгает в ручках кривых

@темы: Bleach, однострочники

12:35 

Трудовые будни старшего квинси

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Ой, какой тут Рюкен ООС - аж самой страшно)))))

 

Когда прямо над капотом его машины открылась гарганта и оттуда под колеса выпало окровавленное нечто, Рюкен не уехал. Потом он, конечно, оправдал свой поступок клятвой Гиппократа, не позволившей оставить похожего на сломанный цветок ликориса арранкара умирать на асфальте.

Но когда торгаш-пройдоха с неприятной хитрой ухмылкой принес гигай и назначил Рюкена ответственным наблюдателем за бывшим Октавой Эспада, мужчина нахмурился.
- Нэ-нэ-нэ, - зацокал языком Урахара. – Кому, как не вам можно доверить эту важную миссию? Эти шинингами такие непоседливые… И вечно во что-то ввязываются. Кстати, - как бы между прочим поинтересовался он, прикрывая улыбку веером, - страховку за разгром вашей больницы уже выплатили?
Урахара не был альтруистом, он был истинным театралом – любителем хороших спектаклей. А в том, что именно такой и устроит вертящийся перед зеркалом в новом гигае ЗаэльАполло скрежещущему зубами квинси, сомнений не было.
Провожая взглядом вереницу чемоданов, втягивающуюся в прихожую следом за арранкаром, Рюкен усиленно внушал себе, что просто не желает ввязываться в дрязги шинигами, а дармовая рабочая сила – это совсем не лишнее.
Он не жалел о своем решении. Эспада оккупировал себе большую комнату, которую тут же переоборудовал под лабораторию, и с тех пор оттуда почти не показывался; только время от времени из-за двери высовывалась холеная рука со списком требуемых ингредиентов.
Он не жалел о своем решении. Ровно до того момента, как Заэль решил, что лаборатория – это, конечно, полезно, но отчасти скучно, и задумчивый взгляд ученого не начал скользить по старшему квинси, будто сканером прикидывая параметры и конфигурации.
Гранц начал готовить. И, пробуя восхитительно нежную свинину, чертовски трудно было удержаться от похвалы, бросая обычное «неплохо». Потому что это было только началом. Началом охоты, с неудовольствием констатировал Рюкен, когда полотенце выходящего из душа Аполло как бы невзначай – случайно! – соскользнуло с бедер. Изящных бедер с алебастровой кожей, еще влажной от воды… Наверняка гладких, как дорогой шелк… Решительно выдохнув, Исида-старший позорно ретировался подальше от искушений.
Если бы бывший Эспада продолжил наступление так же открыто, ничто не помешало бы квинси просто вышвырнуть наглеца из дома. Но Гранц был хитрой бестией.
- Кажется, мой выбитый позвонок снова сместился, ты не посмотришь? Такая боль, такая бо-о-оль… - пушистые ресницы отбрасывали длинные тени, а уголки губ изгибались в страдальческой гримасе. Конечно, приходилось, раздевать, укладывать, ощупывать и осматривать. А после – по часу простаивать под ледяным душем.
Спать становилось все неудобней: стоило задремать, и голову будто сжимал шипастый обруч. Промучавшись с неделю, уже слабо ориентирующийся в реальности квинси внимательно оглядел подушку - так и есть: свежий шов. Случайно замеченная среди бумаг арранкара брошюра «Вуду для чайников» окончательно убила желание узнавать, что этот мерзавец зашил в наволочку.
Рюкен терпел молча.
Но когда из ванной комнаты пропала мочалка на длинной ручке – вещь номер один для каждого холостяка, Исида не выдержал. Дальше эта канитель продолжаться не могла. У него было два варианта: немедленно сбагрить Гранца Урахаре, и пусть тот сам с ним возится, или…
- Заэль, я в душ. Потрешь мне спинку?..

@музыка: капли по стеклу

@настроение: морозное

@темы: драббл, Bleach

10:21 

День Святого Валентина давно прошел, но я известный опоздун!

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Неплохая подработка, ящитаю)))


@музыка: I love you - когда тыкаешь игрушке в пузик

@настроение: ня-ня-ня

@темы: юмор, фанарт, Bleach

13:03 

Карамельный человек

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

не знаю с какого перепугу, но что-то невнятное нарисовалось)))

 

Стройная рыжеволосая девушка сидит в лабораторном кресле, ее запястья надежно зафиксированы кожаными ремнями. Серые глаза смотрят в пространство окнами заброшенных домов, она не видит окружающих ее проводов, колб и электронных табло датчиков. Иноуэ Орихиме сейчас гуляет по саду. Под ногами зеленым паласом стелется трава, в ветвях деревьев поют птицы, а легчайший ветерок холодит щеки. Ей хочется смеяться и танцевать, она поднимает лицо к солнцу, а когда снова смотрит на сад, то видит Его, прислонившегося к гладкому стволу. У Него карамельно-розовые волосы и медовые глаза. И голос тоже полон карамели и меда:

- О-ри-хи-ме… - тянет Он. – Тебе нравится здесь?
Губы неосознанно растягиваются в улыбке. Слишком широкой, чтобы ее можно было назвать нормальной.
- Нра-авится, - мысли начинают путаться, и фигура человека будто растекается в глазах. Чтобы через секунду оказаться близко-близко, мазнуть по лицу мягкими прядями.
- Но ты устала, правда? – почему от Его голоса подкашиваются ноги? Пальцы, затянутые в белые перчатки, поддерживают ее, опуская на изумрудную траву. – Ты голодна… - белый и гибкий, Он вьется вокруг нее подобно змею. Ядовитому и смертельно опасному.
Из пересохшего горла вырывается полустон.
- Да.
Она пропускает момент, когда в Его руках возникает ярко-красный спелый плод. Яблоко. Он подносит фрукт к ее рту, но девушка с неожиданной силой отталкивает Его руку.
- Не хочу.
- Хочешь, - сладкий шепот неумолим, он везде: проносится у виска, касается уха, скользит по губам, заставляя открыться, впустить язык Карамельного человека, властно забирающего ее поцелуй. Он смакует ее рот как изысканное блюдо, а Его смех – звон кубиков льда на дне бокала.
Она словно выпадает из реальности, оказавшись в межвременном континууме, ощущая лишь пальцы, играющие с ее локонами, и грубую фактуру ткани Его плаща под своими ладонями.
Холодная твердость яблока снова касается приоткрытых губ.
- Вкуси.
- Нет.
- Да, - слово-приказ Карамельного человека, и она послушно откусывает сочную мякоть. Хруст яблока сливается с хрустом раздираемого неба и крошащейся земли. Солнца больше нет, и она кричит от боли умирающего мира.

Стройная рыжеволосая девушка в судорогах бьется в лабораторном кресле, ее запястья надежно зафиксированы кожаными ремнями. Заэль Аполло Гранц методично фиксирует показания датчиков, не обращая внимания на крик Иноуэ.
- Какая интересная реакция, - он поправляет очки. – И какой щедрый подарок, Айзен-сама.

@музыка: Валерий Меладзе и Григорий Лепс - Обернитесь

@настроение: Ева, скушай яблочко!

@темы: Bleach, Заэль, драббл

11:31 

Мой ФанАрт.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Я рисую очень редко. Но иногда находит что-то и вот подобными сценками маячит перед глазами.

 


запись создана: 21.02.2011 в 10:12

@музыка: Adam Lamdert - Fever

@настроение: кадровое делопроизводство

@темы: юмор, фанарт, Bleach

19:28 

Прикольнитесь!

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Шиба Кайен

Шиба Куукаку

Шиба Гандзю

Шиба Ину. НАКОНЕЦ МЫ НАШЛИ ТЕБЯ, БРАТИК!!!!!


@музыка: Scissor Sisters - I can't decide

@настроение: хихикающее

@темы: Bleach, юмор

Праздник, который всегда с тобой

главная