• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: саругаки хиёри (список заголовков)
13:34 

Финальная Гетсуга Теншоу))) Гендерсвитч)))

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Итак, настало время для завершающего драббла. Теперь могу с чистой совестью сказать: the end, das Ende, fin, ovari. Все, больше что-либо писаться не будет, а дневник покидается на веки-вечные. Наверное) Спасибо всем, кто был со мной эти несколько месяцев!

 

Капитан Хирако Шинджико опаздывала на собрания у главнокомандующего, манерно растягивала слова, слушала джаз после отбоя на недопустимой громкости и, вообще, была редкостной стервой. Особенно привлекательным занятием для нее было доставание своего и чужих лейтенантов. И если Айзен лишь привычно пропускал капитанский яд мимо ушей, то остальных сдерживало только осознание кары, грозящей за убийство капитана.

Самым невезучим, пожалуй, был лейтенант двенадцатого отряда Саругаки Хиёри, неизвестно по каким причинам пребывавший в особой «милости» у златоволосой капитанши. Шинджико не упускала случая взъерошить мальчишке непослушные вихры или сказать с сарказмом:
- О, Хиёри-кун, сколько первозданной ярости в твоих прекрасных глазах! Это сразит любую девушку наповал! – и тут капитан деланно всплескивала руками: - Но, чтобы посмотреть тебе в глаза, ей придется сильно наклониться! – да, тема роста Саругаки-фукутайчо была одной из любимых у Шинджико, и за десятки лет капитан умудрилась еще ни разу не повториться в своих насмешках.
Из-за своего взрывного характера Саругаки напоминал кипящий чайник, ведь Хирако не реагировала ни на передразнивания, ни на открытые оскорбления, парируя тем, что «не дорос ты еще, Саругаки-кун, в словесном мастерстве со мной состязаться!».
Но вот однажды, доведенный до крайности, лейтенант двенадцатого отряда не выдержал и, стащив с ноги дзори, замахнулся им.
- Ка-ак, Хиёри-кун?! – в притворном ужасе Шинджико отклонилась назад и прижала ладони к щекам. На дне темно-серых глаз бурлил и пенился смех. - Ты ударишь женщину???
Дзори потрепетал еще немного в судорожно сжатых пальцах и полетел обратно на землю, взбив облачко пыли.
- Чертов гендерсвитч!!! – прорычал Саругаки.

@темы: драббл, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach

11:42 

Будни вайзардов. Балкон

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
- Какой еще свежий воздух?! Да иди ты!.. – но, несмотря на все протесты, она была насильно обернута в собственное пальто и безжалостно вытолкнута на балкон. На раннемартовский балкон.
С тихим скрежетом задвинулась щеколда.
- Дыши! Это полезно! – Хирако скорчил чудовищную рожу, но, увы, толстое стекло не позволило Хиёри оставить на ней авторскую подпись ногтями.
Злобно ругнувшись, девочка застегнула пальто: температура все еще была минусовой, - и спрятала медленно краснеющий носик в роскошный песцовый воротник, подозрительно похожий на Мурамасин, но они с занпакто были незнакомы, чтобы Саругаки заметила сходство.
Она высунулась наружу и несколько раз глубоко вдохнула, морозя носоглотку. Все, приказ «подышать» выполнен, пусть этот дебил наконец откроет дверь! Но Хирако нарисовываться на горизонте не спешил. Хиёри похукала на леденеющие пальцы, оглядывая унылый пейзаж за балконной рамой. Снег только начинал таять, обнажая кляксообразные прогалины болотного цвета; прошлогодние пучки травы, свалявшиеся за зиму в единое полотно, напоминали топь: казалось, наступишь – и провалишься по колено. Но пятерых голубей явно не интересовали поэтические сравнения: они бодро вышагивали по испещренному десятками следов снегу в поисках съестного.
Щеколда скрипнула снова, и на голову девочке натянули вязаную шапку.
- Держи, а то замерзнешь, откармливай тебя потом таблетками, - Хирако шмыгнул носом, выбивая из пачки сигарету и облокачиваясь на перила рядом с Хиёри.
- Я тебя ненавижу, ты знаешь? – шапку этот имбецил взял, а догадаться, что через тонкую ткань полиэстеровых спортивных штанов у нее уже задубели колени, не смог. Хотя да, имбецил же, что с него взять…
- Знаю, - он смотрел на небо, по которому летела стая галдящих птиц, своей формой попеременно превращаясь то в латинскую букву дубль-вэ, то в диковинную рыбу-мутанта. – Наша любовь сильна как никогда, - вайзард медленно выдохнул длинную дымную струю. Хиёри один в один повторила его движение, разве что ее морозное облачко развеялось куда быстрее. Саругаки придвинулась ближе к другу, выдернула из его уха черную пимпочку наушника.
Love me, love me, love me… Say, you do…
Ну конечно, разве он слушает еще что-то, кроме джаза? Нина Симоне, кажется. Проводя столько времени вместе с Хирако, немудрено наизусть заучить весь его плей-лист.
My love is like the wind… Oh, wild with the wind…
От, на первый взгляд, незатейливой музыки что-то странно щемит внутри, заставляя переживать, сочувствовать, страдать…
Give me more than one caress … let the wind blow through your heart…
И Синдзи, похоже, прекрасно понимает, что происходит сейчас с его подругой. С чего бы иначе ему так хитро улыбаться уголками губ?
- Такое ощущение, что на диск перегнали запись с плеера, у которого садятся батарейки. Разве можно так мерзко выть? – она морщится, но назад наушник не возвращает. Блондин закатывает глаза:
- Хиёри, душа моя, ты обладаешь удивительным свойством легким движением своего розовенького язычка испоганить все вечное и незыблемо прекрасное на этой планете, - вайзард затягивается в последний раз и отправляет окурок в свободный полет, распугивая голубей. – Эй, малыш, ты что, обиделась?
- Вот еще, буду я слушать, что всякие хмыри там шепелявят! – ловко пнув парня в лодыжку (да, она обиделась, пусть и на долю секунды), Хиёри юркой мышкой шмыгнула назад в теплую комнату, задвигая щеколду.
Теперь был ее черед корчить злобные рожи трясущемуся в одной рубашке Хирако. Только вот через стеклопакет, к сожалению, было нечетко слышно: он ее сначала утопит, а потом поджарит, или все же наоборот.

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

14:54 

Будни вайзардов. Ни о чем.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Белые зубы со злостью впились в желтую мякоть:
- У-у-у, какая кислятина! Хиёри, знаешь, а ты похожа на этот лимон.
- Чего-о? – девочка, лежащая на дощатом полу, резко откинула руку за голову – ладонь врезалась во что-то твердое.
- Моя моська! – валяющийся сзади Хирако схватился за нос. – Да, дорогуша, ты похожа на лимон. Вредный и кислый, - он приподнялся на локте, шумно прихлебывая из стоящей рядом кружки. – Маширо – на апельсин, оранжевенький и такой же неадекватный. А Лиза… Лиза? А?
Хиёри почесала щеку и включилась в игру:
- На черешню!
- М-м, развратная черешня, - протянул Синдзи.
Оба захохотали, но смех парня перешел в хрипящий кашель.
- По спине похлопать? – Хиёри лениво повернула голову на звук.
Уже побагровевший, с выступившими в уголках глаз слезами, Хирако помотал головой:
- Не-а, мне отбитые легкие пока не нужны, - он отхлебнул еще чаю, смакуя на языке терпкий травяной вкус, повел плечами: - Сквозняк по позвоночнику тянет.
- Угу, полежи еще немного - вдобавок к своему ОРЗ подхватишь воспаление легких и умрешь в страшных муках! Так и быть, я куплю тебе самый шикарный венок, - она всегда была такой доброй девочкой. – Вставай, балбес!
Хирако помотал головой:
- Ты только посмотри, как тут красиво! – он помахал рукой вокруг себя. Через большое окно мансарду освещало яркое солнце, щедро окрашивая в золотистый цвет, и в его лучах неспешно дрейфовали мириады пылинок, кружась в диковинном танце. Хиёри, которой непослушный лучик пощекотал кончик носа, чихнула.
- Грязища у тебя тут, как в свинарнике! Ты вообще знаешь, что такое пылесос?
- Ты женщина, тебе это знать и положено, - отмахнулся блондин. Девочка только хмыкнула. В конце концов, в ее комнате было не чище.
- А хорошо вот так просто лежать и болтать ни о чем, - Саругаки задумчиво покачивала сползшим шлепком.
- Это все, что нам теперь остается.
Вдруг Хиёри, в лучших традициях восточных единоборств, одним прыжком оказалась на ногах.
- Чуть не забыла! Лиза же сказала поставить тебе горчичники! – и, не обращая внимания на мотающего головой вайзарда, продолжила: - Десять штук! Так что готовь свою цыплячью грудку!
- Что-о? Да я мужчина в самом расцвете сил! – он горделиво приосанился. Конечно, если это можно сделать, лежа на полу. – К черту десять, обойдемся одним!
- Тринадцать!
Синдзи театрально сделал фейспалм и покачал головой:
- Ты совсем не умеешь торговаться.
- Пятнадцать!
- Ладно-ладно! – вскинулся Хирако. – Согласен на десять. Но ставить мне их будешь лично ты, ме-едленно-ме-едленно, чтобы я наслаждался каждой секундой прикосновений твоих маленьких корявых ручек.
- Хирако, ты больной псих, ты в курсе?
В подтверждение ее слов Синдзи снова закашлялся.
- Да, я болею. Мне нужна тишина, покой и отсутствие тяжелых тупых предметов в опасной близости от моей драгоценной персоны. Иди уже.
Показав ему язык, Хиёри исчезла за дверью. Вайзард закинул руки за голову и вздохнул полной грудью. Заболеть в июне – это еще надо умудриться. Но жизнь от этого была не менее прекрасной.

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

20:47 

Гопотёлочка...

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Garsonne Urban выразила желание увидеть Хиёри в образе гопотёлочки. Хм, чиорд, я честно пыталась подумать над этим...

Предупреждение: гротеск (страшный), стёб, абсолютно нетрушный Хирако. Короче, читать-бояться!

 

Электронная переписка Саругаки Хиёри и гопника Васи из России продолжалась уже третий месяц. Простые идеалы Васи были близки воинственной девочке, а фотографии являли собой образец стиля, поэтому маленькое сердечко экс-лейтенанта начинало биться сильнее, едва красная ромашка аськи рядом с ником Vasya-groza-rayona меняла свой цвет на зеленый. Словно древние заклинания, она разучивала популярные речевые обороты «чёзанах» и «копецшнягаваще». Как-то, после недолгих размышлений, Хиёри решила стать действительно достойной своего заморского друга и, основательно прошерстив тематические форумы, составила список обязательных атрибутов гопотёлочки. Довольно улыбнувшись, она сразу же вычеркнула первый пункт – «спортивные треники»: костюмов у нее в шкафу насчитывалось около десятка, и все с белыми полосками по бокам штанин и неизменной надписью «Абибас».

- Так, дальше… Голда.
Хачи не сопротивлялся, он лишь с грустью смотрел, как, словно старинный маятник, золотой медальон раскачивается в районе пупка девочки. Увидевший эту картину Хирако воспользовался случаем, чтобы опереться (читай: полапать) на Лизу, закатив глаза:
- Ой, что-то мне нехорошо… - сердобольная Ядомару тут же открыла пузырек валерьянки. – Эй, малявка, а она тебя не перевешивает?
- Сам дурак, - невпопад ответила Хиёри, вытаскивая список. – А ты, ваще, чего такой дерзкий? – поставив галочку рядом с пунктом три, она недобро посмотрела на Хирако. – Ну-ка, ну-ка…
- Один, два, три, четыре, пять... – Лиза отсчитывала падающие капли. Пока на ковре за ее спиной шла жаркая битва за заветную кЭпку, вайзард дошла до двадцати. – Двадцать один, двадцать два. Синдзи, выпей, - она протянула ложку другу. Тот молча проглотил и попросил лёд: синяк на скуле медленно начинал алеть.
В соответствии с пунктом номер четыре, на склад были доставлены закупленные оптом упаковки сЭмок, и у Хиёри начались напряженные тренировки: оказывается, меткие плевки шелухой получаются вовсе не у каждого. Но девочкой она была талантливой, и уже через неделю ровное солнышко виртуозно выплевывалось всего за пять минут. Чему был не особо рад Хирако, чья комната, в основном, и использовалась в качестве тренировочной прощадки:
- Ли-иза!
- Двадцать четыре, двадцать пять, тридцать два… - крупные капли лениво падали в ложку.
Вскоре все, кроме одного, пункты списка были вычеркнуты. Хиёри была прекрасна в своем дворовом обаянии настолько, что замолкали поющие в ветвях птицы, а Роуз тихо бормотал «свят-свят-свят». Если бы не одно «но»: девочке никак не удалось узнать, что являет собой пресловутая «барсэтка». С этой целью она, будучи экстравертом и вообще весьма коммуникабельной натурой, решила опросить народ. Однако люди на улицах, увидев Саругаки, вздрагивали, спеша отдать кошельки и мобильные, к вящему удивлению последней. Сняв неплохую жатву в виде тринадцати аппаратов, она всерьез начала подумывать о том, чтобы наладить сбыт б/у продукции.
Хирако, прогуливающийся по переулочку в компании любимых джазовых мелодий, почувствовал себя крайне неуютно, когда из темноты к нему шагнуло ритмично позвякивающее нечто, цыкнувшее зубом:
- Пацанчик, а ты с какого района?
Рука непроизвольно вложила ай-под в протянутую ладонь. Нечто хмыкнуло и отхлебнуло из бутылки с корявой надписью «Пивасик», сделанной явно вручную.
- Ёпта, чОткий пацанчик, - и наваждение удалилось, шурша шлепками.
Подозрительно знакомыми шлепками…
- Ли-иза!!
- Тридцать три, тридцать шесть, сорок восемь…
Нужно было срочно что-то решать.
- Ну все, здесь это чудовище меня не достанет, - довольно лыбился Хирако, подставляя лицо студеному питерскому ветру.
Бедный. Бедный-бедный. Бедный-бедный-бедный Синдзи: он не знал, что прямо сейчас Хиёри покупает билет на самолет: лететь знакомиться с кумиром Васей.
- …сорок восемь, сорок девять, пятьдесят четыре…

@музыка: Черный бумер, черный бумер...

@настроение: чОткое

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, юмор

09:09 

Будни вайзардов. Красный день календаря

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Беззаботно насвистывая, Синдзи шел по коридору. Денек был отменный: новые туфли не жали, от мытья посуды удалось отвертеться, и никто не швырялся тапками. Стоп. Не швырялся тапками… А куда, собственно говоря, подевалась Хиёри? Он ее со вчерашнего вечера не видел. Сделав два шага назад, Хирако осторожно приоткрыл дверь комнаты девушки: так и есть, она была здесь, лежала на кровати, свернувшись клубком, лицом к стене. А если сейчас провести рукой по ее спине, можно почувствовать каждый позвонок, что он и сделал. К удивлению вайзарда, никакой реакции не последовало. Склонившись над девушкой, он увидел бледное осунувшееся лицо и запавшие непривычно серьезные глаза. Левую руку она прижимала к животу.
- Эй, маленькая, ты чего? Заболела?
Саругаки слегка мотнула головой. Синдзи вздохнул.
- Понимаю. Фантомные боли. Когда этот ублюдок тебя ранил, я думал, мое сердце разорвется, мне стало так страшно…
- Н-н… - попыталась возразить Саругаки, но Синдзи приложил палец к ее губам:
- Ничего не говори, я все знаю. Мне тоже тяжело. Видеть, как твою цель, то, ради чего ты копил злость сотню лет, уводит из-под носа неоперившийся мальчишка… Да, это больно. Когда мстят вместо тебя, а ты лежишь и смотришь на это, истекая кровью…
- Н-н…
Палец сильнее надавил на губы.
- Тшшш, тихо. Я тебя так понимаю, моя хорошая. Ничего, может, сейчас ты не видишь, ради чего дальше жить, но все наладится, поверь. Все у нас будет хорошо, и этот замшелый Сейретей еще утрется, вот увидишь!..
Хиёри решительно убрала руку парня от своих губ.
- Синдзи, болван, какой, нафиг, Сейретей? Мне живот болит. У меня месячные!

- Принеси чаю.
- Олух, горячего чаю, неужели не ясно?!
- С сахаром, разумеется!
- И я хочу шоколадку!
- Подбей мне подушку.
- Колбаса! Я умру без колбасы!
- Вытащи плед из шкафа!
- Куда ты его положил? Всю меня накрывай!
- Придурок, я ем только молочный шоколад!
Наконец измученный пробежками туда-сюда вайзард устало пристроился ложечкой за спиной Хиёри, его роста как раз хватало, чтоб греть ей и спинку, и ножки (оказывается, даже кости умеют греть). Сквозь боль девушка улыбалась, кончиками пальцев поглаживая обнимающую ее руку.
- Не бойся.
- Чего? – не понял вайзард.
- Я никому не скажу, какие тараканы бегают в твоей тупой башке.

Хирако с тоской понял, что шантаж начался.

 


@музыка: Gackt - Mirror

@настроение: подсвечник

@темы: драббл, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach

11:56 

Будни вайзардов. Соль для ванн

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Какой это уже по счету драббл про ванну? Сама знаю, что пора сменить дислокацию, но в теплой воде так хорошо мечтается... Чувствую, это не последнее графоманство))))) Фишку про бисер видела на чьем-то дневе как реальную историю, но, хоть убей, не помню, на чьем. Все, от воровства идей я открестилась, в добрый путь.

 

Негромко насвистывая, с полотенцем на плече, Синдзи заходит в ванную комнату.
- Какого хрена? – Хиёри, мирно релаксирующая в горячей воде, пытается прикрыть грудь.
- Нэ-э, а что такого? Я присоединюсь, - Хирако снимает халат и осторожно опускается в воду. Чтобы с нечеловеческим воплем подскочить на месте.- Ксо!!! Что там за хрень? Больно-то как, - скривившись, он массирует пострадавшие мягкие места.
Хиёри довольна.
- Это морская соль, дубина. Полезно.
- Но явно не когда она впивается тебе в я…годицы! – смягчает он в последний момент.
- Мировой генофонд скажет мне спасибо за то, что ты больше к нему не относишься, - это была злая улыбка номер двадцать три из арсенала фирменных злых улыбок Саругаки. – Эй, чего ты разбросал тут свои кривульки? Похоже на сырые куриные ножки, такие же белые и пупырчатые. Фу-у! – пяткой она пинает Синдзи в колено. Тот не остается в долгу, и скоро пол оказывается основательно затоплен.
Девушка неловко ёрзает и вдруг подскакивает, как Синдзи пару минут назад. Шипя сквозь зубы, она выметающими движениями проводит ладонями под собой.
- Долбанная соль. Что ж она все никак не растворится? – с задумчивым видом она проводит розовым язычком по коже предплечья. – И не ощущается совсем.
Синдзи с интересом наблюдает за ее манипуляциями.
- А на мне так же проверишь? – хриплым голосом спрашивает он. Парень уже готовится прикрывать пах от пинков, как Хиёри пробует на вкус его запястье.
- Не-а, та же бодяга. С твоей стороны пачка стоит, почитай, из чего она. Если, конечно, читать умеешь.
Свесив руку с бортика, Хирако действительно натыкается на небольшую пачку, подносит ее к глазам. Начинает сдавленно хихикать.
- Как оказалось, из нас двоих читать не умеешь ты! – он торжествующе протягивает Саругаки пачку, на которой четко написано «Бисер белый».
Секунда грозового молчания выливается в вопль ярости, после которого обвиненный во всех смертных грехах Синдзи оказывается безжалостно вытолканным из ванны.
- А я тут при чем?! – тут он поскальзывается на мокром полу и основательно вписывается в дверной косяк.
Хиёри довольно откидывает голову на бортик ванны. Справедливость восторжествовала. Справедливость в очень хиёриевском понимании.


@музыка: музыкальная

@настроение: настроенческое)))

@темы: драббл, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach

23:38 

Фокстрот

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Название: Фокстрот
Автор: Ирина Бальза
Бета: «я сам себе и небо, и луна…»
Рейтинг: PG-15 ~ R
Пейринг: Синдзи/Хиёри
Жанр: виньетка, романс

Дисклеймер: не отрекаются, любя, но Кубо суров, как Челябинск.

читать дальше

@музыка: фокстрот

@настроение: военно-тыловое, Ремарк

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, фанфик

11:24 

Будни вайзардов. Интернет

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

основано на реальных, хе-хе, событиях

То, что Синдзи – тупая сорока, бросающаяся на все цацки, Хиёри поняла давно, так что вполне спокойно приняла факт увлечения Хирако интернетом и всеми связанными с ним соблазнами. В конце концов, теперь этот придурок целыми днями просиживал у себя в комнате, вперившись в монитор, и не доставал ее своими идиотскими фразочками и самим фактом своего присутствия. Это же прекрасно, нэ? Если да, то объяснить приливы злости, когда она видела сутулую спину на фоне мерцающего монитора, девушка не могла. Черт, ладно! Ей его не хватает! Довольны? И только попробуйте ему об этом рассказать – убьет нафиг!
Это было помешательством. Вчера этот балбес весь вечер сидел с сияющими глазами и твердил о начале какого-то /загробный голос/ двадцать шестого тура, на который приняли аж девять его заявок. И он не похвалил ее стряпню! Ладно, было бы что хвалить, скажем прямо, но хоть обругать-то можно было?! Усесться завтра за комп ему даже не помешал с такой любовью выбитый ею палец, и весь день в радиусе десяти метров слышалось стрекотание клавиш, сопровождающееся то радостными, то горестными воплями.
Около полуночи, двигаясь как наспех склёпанный зомби, Хирако доковылял до их кровати, плашмя упал лицом в подушку.
- Восемнадцать… Ты представляешь? Я выполнил восемнадцать заявок за один день! А из моих девяти сделали только три. Вот где у людей фантазия, где? – горестно вопрошал он перья, обтянутые тканью.
- Я тебе сейчас популярно объясню где и даже наглядно покажу, если ты, придурок, не заткнешься, - Хиёри хотела спать, понимая, что большего все равно не случится.
Синдзи жалобно заныл.
- Де-евочка моя… Я, кажется почки застудил, спина болит дико. Сделай мне массажик, а? – вынырнувший из глубин подушки глаз хитро блестел.
- Я тебе говорила: не сиди на сквозняке? Говорила? – крепкая затрещина, приглушенное «Ауч!!»
- Но восемнадцать драбблов?!..И один внелимит, - гордо добавил парень, замурлыкав: Хиёри, чертыхаясь, начала растирать ноющую поясницу. Боль постепенно отступала под напором маленьких ладошек.
- Нет, ну ты только представь! Я смог восемнадцать драбблов за день!..
«Лучше б ты смог восемнадцать раз за ночь!» - с тоской подумала Саругаки.



@музыка: танец маленьких лебедей)

@настроение: I've done it!

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

14:52 

Будни вайзардов. Ягоды

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Летний вечер пах солнцем, золотом и терпкими специями. Ну, возможно, так и было где-нибудь в другом месте, потому как на кухне вайзардов водилось разве что солнце. И корзинки с сочными вкусными ягодами. Количество которых стремительно уменьшалось в процессе их помывки, так что смотрящие телевизор мужчины могли начать серьезно опасаться остаться без десерта.
- М-м, вкуснятина! – невнятно пробормотала Маширо, пытаясь запихнуть в себя еще с десяток спелых черешен. Ягоды запихиваться не желали, ссылаясь на острую нехватку свободных мест. – Сделаем из них варенье?
Лиза устало выдохнула и закрыла кран, вытерла руки полотенцем.
- Та всерьез веришь, что до завтра доживет хоть одна ягодка? Такими темпами? – она присела за стол и попыталась силой заставить ежевику саму запрыгивать в рот. Увы, для достижения подобной техники нужны были столетия тренировок и полное отсутствие яойной манги, а это уже слишком большие жертвы. Так что девушка поближе придвинула к себе тарелку, пока ее подружки не добрались до заветного лакомства.
- А знаете, девочки, раньше вся косметика была натуральной – помады, румяна, не то, что теперь, - Ядомару с раздражением вспомнила вчерашний разорительный поход в косметический магазин. – Ай! – вдруг она схватилась за ухо.
- Извини, - как ни в чем не бывало, Хиёри плюнула второй косточкой точно в мусорное ведро. – Я промахнулась.
- Косоглазый поросенок, - беззлобно выдохнула Лиза, закидываясь еще одной ежевичинкой. – Маширо, ты вся перемазалась!
Куна тут же подскочила к небольшому зеркалу, висевшему на стене.
- Где? А-а, - послюнявленным пальчиком она стерла краску с кожи. – Хотя… - схватив пару ягодок, девушка принялась усиленно тереть ими губы. – Прямо в тон шарфику! – она вытянула губки трубочкой, любуясь получившимся результатом. – Натуральная помада!
- Поправь в уголке, размазалось, - сказала Лиза, с огоньком в глазах глядя на ежевику перед собой. – А мне всегда хотелось побыть леди-вамп. Хиёри, присоединяйся!
Саругаки, подперев подбородок рукой, скептически оглядела воодушевившихся подруг. Ее эта глупая затея совершенно не прельщала. Однако…

- А вот и десерт! – три девушки, держа миски с ягодами, вошли в импровизированную гостиную.
Маширо с разбега запрыгнула Мугуруме на колени и, судя по судорожному выдоху последнего, угодила ногой в живот.
- Кенсей, посмотри, какая я теперь красивая! Мне идет, правда? К шарфику подходит! А попробуй меня, я еще и сладкая! – не дав несчастному сказать и слова, тараторящая девушка впилась в его губы звучным чмоком и не отпускала, пока бедняга не ответил.
Отдав миски Лаву и Хачи, Лиза изящно опустилась рядом с Роузом.
- Может, мне стоит сменить имидж? – черные губы изогнулись в усмешке. Роуз вздрогнул.
- Н-не уверен, - но образ Темной Властительницы Ядомару, в латексе и с хлыстом, прочно засел в его голове. – Что это?
- Ежевика. Хочешь?
- Хочу, - словно загипнотизированный, он медленно склонился к ней.
Хирако, незаслуженно забытый и обделенный заветной миской, возмутился:
- А где моя сладкая ягодка?!
Над ухом кашлянули. Непривычно ярко-розовые губки Хиёри манили, обещая райское блаженство. В мгновение ока девушка была притянута и наклонена в поцелуе, как в финальном па танго. Через пару секунд Синдзи разжал руки, уронив Хиёри прямо на грязный пол.

Под возмущенные вопли парень уходил, непрестанно отплевываясь и ворча «Вот за какие грехи? Всем ягодки, блин. И только мне – свекла!»


@музыка: Louis Armstrong — Basin Street Blues

@настроение: теплое

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, вайзарды, драббл

11:11 

Баловство для Эриноме. Травокур.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Стену рядом с казармами пятого отряда трудно было назвать белой. Ибо, закрашивай – не закрашивай, на ней с завидной регулярностью появлялись надписи преимущественно нецензурного содержания, но обязательно с капитаном в главной роли. Большинство надписей были сделаны корявым подчерком Саругаки, и Хирако только восхищенно цокал языком, оценивая эволюцию ее словарного запаса, оставляя особенно доставляющие шедевры на память. Он никогда не обижался - разве ж на правду обижаются? – и продолжал культивировать порицаемые на стене позора пороки.
Но сегодня… Поверх благообразных надписей, кричащих о лени и распутстве капитана, красовалось: «Синдзи – травокур!» Хирако возмущенно втянул воздух: что за ужасная клевета?! Да разве ж он… Да как же ж так… В общем, чувства у гобантай-тайчо были весьма расстроенные. Мысль найти и покарать мерзавца мелькнула и исчезла, что ж он, почерк дорогого своего лейтенанта, пусть и трижды измененный в целях маскировки, не узнает? Такого и наказывать бесполезно, и так сносит все тяготы службы со стоическим смирением.
- Кискэ, скажи, я похож на того, кто курит траву? – Урахару трясли, как щенок мутузит резиновую игрушку.
- Ну, вспоминая твою паранойю, прострацию-фрустрацию-релаксацию… Короче, да! – ученому сейчас было не до страдающего товарища, у него молоко из реторты убегало.
- Кенсей?..
- Да!
- Роуз?..
- Ну-у, похоже, весьма похоже.
- Лав?
- Опиум, не меньше!
Хирако гневно тряхнул шевелюрой.
- Предатели! – вот так всегда, наплевательское отношение к своей репутации привело к совсем не желанным результатам. Сейчас начнутся проверки на профпригодность, психиатрическое освидетельствование, медицинское обследование и что еще там придумается маразматическому мозгу сотайчо.
Печальные мысли прервал пинок по почкам.
- Чего расселся с такой кислой рожей, что люди пугаются?
Ноль реакции. Девочка подошла ближе, помахала ладонью перед лицом друга.
- Эй, Синдзи, ты чего? – она сбавила обороты, увидев стеклянный взгляд Хирако. – Что случилось?
Он поднял на нее жалобные глаза брошенного котенка, если, конечно, бывают патлатые котята.
- Хиёри, я действительно похож на того, кто курит траву?
Молчание.
- Ни капли!
Секундой позже стиснутая в крепких счастливых объятиях Хиёри думала, когда ж она научилась так виртуозно врать…


@музыка: Toriume Kousuke (SzayelAporro Grantz) - Pink

@настроение: травокурное)))

@темы: Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach, драббл, прочие личности

14:25 

Будни вайзардов. Стирка

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Труд — целесообразная, формально материальная и нематериальная, орудийная деятельность человека, направленная на удовлетворение потребностей индивида и общества. Занятие полезное и крайне важное. Без труда не выловишь и рыбку из пруда. Кто не работает, тот не ест. У мудрого народа есть много чего сказать по этому вопросу. Но когда наступала очередь Хиори дежурить по «дому», все умные и логичные слова опровергались громким «Ну за что мне эта мука?!!!» Готовку она ненавидела всеми фибрами души, но тут в дело вмешалось божественное провидение в лице Маширо, обожавшей стряпать, которая под всеобщий вздох облегчения согласилась взять эту обязанность на себя. Мысленно Куне поставили памятник, так как жить вайзардам еще хотелось. От уборки далеко не глупая Саругаки тоже смогла отвертеться, мотивировав это фразой «Сложно, вообще-то мыть пол, когда большая часть его отсутствует». Спорить никто не стал. И все бы хорошо, но…
Но.
Стирка. «С этим даже ты справишься», - сурово сказала Лиза, вручая девушке порошок, как эстафетную палочку.
«Конечно, справлюсь!» - думала Хиори, наклоняясь к открытой пачке, привлеченная необычным запахом. Апчхи! Теперь саму Хиори можно было смело сунуть в машину, потому что на ней порошка было больше, чем в упаковке.
«Конечно, справлюсь!» - думала Хиори, когда ей не хватало мускульной силы, чтобы банально утрамбовать гору шмоток в маленькое пространство машины.
«Конечно, сп...ЧТОЗАНАХ?!» - непроизвольно вырвалось, когда до нее дошло, что теперь все это нужно будет развесить на улице, где уже далеко не июль.
Сто шестьдесят носков. Восемьдесят пар. Ненависть – это стойкое активное отрицательное чувство человека, направленное на явления, противоречащие его потребностям, убеждениям, ценностям. Именно с ненавистью она считала каждый носок, периодически пытаясь согреть дыханием заледеневшие красные пальцы. Ничего, еще одна народная мудрость учит везде искать свои плюсы. Они ведь есть, правда?
Правда. Самый жирный плюс нашелся, когда она проходила с тазиком высохшего белья мимо комнаты, где вся мужская половина вайзардов собралась перед телевизором смотреть футбол. Хиори вышла на середину комнаты, загораживая обзор, и демонстративно высыпала все сто шестьдесят ненавистных носков прямо на ковер.
- Где чьё – сами разберетесь, придурки! – она отошла на пару шагов и приготовилась наслаждаться зрелищем. С минуту гробовая тишина нарушалась только невнятным бурчанием телевизора, все взгляды были прикованы к огромной серо-черной куче на ковре. Куче абсолютно идентичных чулочно-носочных изделий.
Девушка только и успела, что моргнуть, как в центре комнаты образовалась куча-мала из шипящих и ругающихся тел. Самой продуктивной оказалась тактика Хачи, который упал на добычу всем своим объемистым телом, и ни сдвинуть его, ни отобрать что-либо возможным не представлялось. В целом, битва за носки была короткой, но яростной, и больше напоминала бойню. Мужчины расходились, как драные уличные коты, злобно зыркая и прижимая к себе отвоеванную добычу. Синдзи больше не улыбался, ощупывая языком шатающийся зуб, любимые очки Лава висели на одной дужке, а лицо Роуза выражало еще большую скорбь, чем обычно: ему чуть не откусили ухо в процессе.
Хиори была счастлива. Месть – это вредящие действия, произведённые из побуждения ответить на реальную или мнимую несправедливость, причинённую ранее. И ее подают холодной.
«Даже в домашних хлопотах можно найти приятное», - да Маширо, Саругаки теперь с тобой согласна.


@музыка: Benny Goodman

@настроение: расстроенное

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, вайзарды, драббл

15:57 

АУшка по моему любимому пейрингу.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Как-то в порыве нежности и вдохновения у меня самонаписалось это. Потом я долго хмурилась, решая, как бы это переделать, чтоб было без АУ, а если добавить сексуальную сцену, зарисовка отлично подошла бы к одной заявке на Блич-кинк. Я даже начала перекраивать текст. Но это было кощунством. Поэтому я оставила все, как есть. Они этого заслуживают)

 

Название: Звезды

Автор: Ирина Бальза
Бета: «я сам себе и небо, и луна…»
Рейтинг: PG-15
Пейринг: Синдзи/Хиёри
Жанр: флафф, романс
Предупреждение: AU абсолютное
Дисклеймер: персонажи (от которых тут мало осталось) принадлежат Кубо Тайто
читать дальше



@музыка: Ella Fitzgerald — Sunshine Of Your Love

@настроение: звездное

@темы: Bleach, АУ, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, фанфик

23:59 

Будни вайзардов. Ванна. АУ, юмор.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Блестящая от воды, ее кожа кажется дорогим шелком. Ее хочется коснуться губами, провести дорожку языком, пробуя на вкус. Но проза жизни ясно твердила, что мыльная вода не самое его любимое угощение.
- Эй, внимательней там!
- Конечно, дорогая.
У нее очаровательные круглые щечки. Наверное, она была красивым ребенком, и взрослые подходили к ней прямо на улице, привлеченные ангельской внешностью. Только вот все сюсюканье и попытки ущипнуть за эти румяные яблочки наверняка заканчивались пинками и оскорбительными комментариями.
- Не клюй носом, еще меня порежешь!
- Конечно, дорогая. В смысле, не клюю.
Круглые холмики увеличившихся грудей тоже очаровательны. Теперь она не будет, оценивая себя, украдкой поглядывать в витрины, когда думает, что он не смотрит. Не будет напихивать в лифчик поролоновые вставки, чтоб уже через минуту вышвырнуть их обратно, горя презрением к своему малодушию.
- Почему ты молчишь? Мне скучно!
- Конечно, дорогая.
- Хотя нет, заткнись. Бесишь.
А как очарователен этот кругленький животик! Гладенький, крепкий, надежно хранящий пока еще спящее внутри существо. Их ребенка. Хиёри очень надеялась, что это будет мальчик, потому как, цитируя дословно, «девчонка будет смотреть на меня с твоей лошадиной улыбкой, а мне придется говорить, что она самая красивая! Да я лучше убьюсь!». С беременной Хиёри вообще было очень весело, главное - на все ее капризы отвечать смиренным «конечно, дорогая». Как же ее это выводило… Синдзи, соответственно, находился на седьмом небе от счастья. Кроме моментов, когда ему, как сейчас, приходилось депилировать ножки лежащей в ванне любимой девушки. Как-то это… неромантично. Но Саругаки на ее восьмом месяце уже было проблематично провести эту операцию самой, а звать на подмогу кого-либо из женского состава вайзардов она отказалась категорически: стесняется. Такое доверие, несомненно, льстило, хитрая бестия знала, на чем сыграть с самолюбивым блондином.
Нежно чмокнув розовую пятку, оттертую пемзой им же пару дней назад, Хирако еще раз оглядел свое сокровище. Гладенькая, ладненькая, кру-у-угленькая… Она была прекрасна настолько, что желание начало потихоньку материализовываться.
- Какого ты на меня так пялишься? – ох, у нее даже веснушки были суровыми! Как же ты, восьмой месяц, некстати…
- Знаешь, девочка моя, а тебя случаем на солененькое не тянет? – он ненавязчиво так положил руку на пряжку ремня.
Два и два Саругаки складывала быстро.
Синдзи долго проклинал ее меткость и тяжелую бутылочку репейного масла, пытаясь остановить кровь из носа.


@настроение: утомленно-кухонное

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

20:25 

Будни вайзардов. Ванна. Ангст.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Сиреневатая пена с резким клубничным запахом доверия не внушала, всем своим видом показывая, что в опасной близости от тела находится половина таблицы Менделеева, и еще неизвестно, чем закончится это соседство. С детской непосредственностью бросающийся на все новое Хирако терпеть не мог пену для ванн. В отличие от Хиёри, выбравшей для проявления своей девичьей натуры столь неприятный его сердцу объект.
Маленькие пальчики гладят белое химическое месиво, как покрывало, периодически пытаясь сделать парню пушистый клоунский нос, и это безобразие удается прекратить, только усадив неугомонное создание перед собой, прижимаясь грудью к гладкой коже спины. Даже и не знаешь, проклинать или хвалить идиота, купившего такую широкую ванну, созданную специально для двоих. Ах да, вообще-то этим идиотом был он сам.
- Смотри, я похожа на Афродиту, выходящую из морской пены, правда? – Хиёри поднимает из воды худенькую ножку. В ее голосе привычные угрожающие нотки, не предполагающие иного ответа, кроме утвердительного, после которого последует привычное «олух!» и легкий пинок. Так предсказуемо.
Только вот пена, капающая с гладкой кожи, до ужаса походила на облазящую кожу, отваливающуюся шматами, как со страшного ожога. Хирако вздрогнул, до того яркая нарисовалась картинка.
- Ты похожа на маленький вкусный кренделек в сахарной пудре! Который я сейчас съем! – он легко уклонился от удара головой и поцеловал кругленькую щечку Саругаки. Та повозмущалась для приличия и притихла, уютно устроившись в кольце его рук.
Маленький глупый воробушек.
Внезапно пенная ванна показалась ему болотной трясиной, медленно затягивающей своих ни о чем не подозревающих жертв. О ками-сама, до чего же доводит паранойя, помноженная на пар. Но сил терпеть это больше не было. Он перегнулся через девушку, нащупывая пробку. На секунду показалось, что вот-вот в пальцы вцепятся невидимые челюсти, как в фильмах ужасов, которые бывшие шинигами смотрели, как комедии. Им ли, прошедшим через смерть и видавшим кошмарных Пустых, бояться монстра из шкафа? Едва не обломав ноготь о хромированную поверхность, Хирако выдернул-таки пробку. Игнорируя возмущенные и какие-то растерянные вопли Хиёри, он включил душ и со странным удовлетворением наблюдал, как мощные струи смывают клочья субстанции трупного сиреневого цвета. Бегущая вода. Оберег от злых сил. Самая чистая и самая честная. Парень подставил лицо под прохладную воду: она смоет всю накопившуюся усталость, нерешительность, обиду. И они будут жить дальше.



@музыка: Gregorian - Lucifer

@настроение: отличное

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

20:34 

Будни вайзардов. Мандарин.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Больно-больно-больно! И щиплет! Какой жутко-жуткий и мерзко-мерзкий мандарин! Чтоб его, такая подлянка - брызнуть прямо в глаза! Продолжая растирать уже и так покрасневшие веки, Хиёри шла по коридору, натыкаясь на все встречные предметы. Открыть глаза означало обречь себя на еще большую муку, так что лучше уж наощупь. Но верность этого утверждения была подвергнута сильному сомнению, когда она, запнувшись о что-то, подстреленной ласточкой полетела вперед.
- Твою ж!.. - зарождающееся ругательство, равно как и падение, было прервано подхватившими руками, которые тут же прижали девушку к себе.
- Неопознанный летающий объект пойман и обезврежен! - Синдзи наконец разжимает объятия, отводя ее руки от глаз. Предательски красных, а по щекам уже побежали дорожки слез.
Хиёри опять стискивают что было силы.
- Маленькая моя! Тише-тише, бельчонок, что случилось? почему ты плачешь? Кто-то тебя обидел и еще жив? Мы быстро исправим это недоразумение! - вклиниться в поток его слов совершенно не представляется возможным. Парень, не замолкая ни на секунду, аккуратно сцеловывал соленые капли с ресниц, не пропуская ни одной. Против воли девушка улыбнулась.
Шмыгнув носом, прижалась к груди Синдзи.
- Ох, ну как можно тебя такого не...
- Не любить? - радостно подхватывает вайзард. Саругаки шестым чувством ощущает его широкую самодовольную улыбку.
- Не хотеть прибить, остолоп! - она резко вздергивает головой, метя в челюсть, и Синдзи отскакивает, мыча ругательства о прикушенном языке.
Довольно цыкнув зубом, девушка уходит. Хиёри - она всегда такая... Хиёри.

@музыка: Mylene Farmer ''Paradis Inanime''

@настроение: замученное

@темы: драббл, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach, творчество

00:36 

Будни вайзардов. Лирическо-тапочное.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
***
Тонкие пальцы медленно перебирают светлые волосы, в кои-то веки освобожденные от вечного плена резинок. "ты будто проснулся после тысячелетнего сна". Хм, дураком ты был, Айзен, дураком и останешься, пафосным и надутым. Он проснулся еще тогда, когда... тут можно, конечно, вставить стандартные клише из серии "когда утонул в непокорной карамели ее глаз" или про "пробуждение от нестерпимо яркого блеска ее локонов под полуденным солнцем". Смешно. Нет, конечно, была и карамель, и блеск локонов (читай: хвостиков). Чего только не было.
Но по-настоящему он проснулся в тот момент, когда миниатюрное дзори впервые врезалось в его нос под громкий вопль "Олух!"

***
Шлеп!
- Спасибо.
Шлеп!
- Спасибо.
Шлеп! Шлеп! Шлеп!
- Спасибо, спасибо, спасибо…
- Блин, Синдзи, ты совсем умом тронулся, олух?! – тапок в руке Хиёри затрепетал от возмущения. – Какого черта ты благодаришь меня за то, что я тебя луплю?!!
По лицу упомянутого вайзарда расползлась широкая блаженная улыбка.
- Спасибо, обезьянка моя.
Взвыв, девчонка еще разок съездила по лохматой макушке своей вьетнамкой и удалилась, громко бормоча о крезанутых мазохистах, место которых – желтый дом.
Хирако задумчиво смотрел ей вслед из-под полуприкрытых ресниц.
- Спасибо, что ты не Урахара.
Унаследуй Хиёри любовь своего бывшего капитана к деревянным гэта, этот инцидент закончился бы… иначе.

@музыка: Ella Fitzgerald — Angel Eyes

@темы: фанфики, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach

13:43 

Будни вайзардов. Хиёри и тихий ужас.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Хиёри разъяренной маленькой фурией металась по складу и даже пять кеккаев, предусмотрительно наложенных Хати, не спасали от ее гнева. Взъерошенная, с покрасневшими от бессонной ночи глазами, девочка цеплялась ко всем по малейшему поводу. Роуза уже просветили, что от одного вида его унылой физиомордии вянут помидоры, героически выращиваемые Лизой. Лаву она предложила самопродаться в рабство на плантации, может, хоть таким образом появятся деньги на новый обогреватель. Синдзи... А что Синдзи?- ему и так всегда доставалось.
- Странно, критические дни у нее, вроде, не скоро, - задумчиво протянул Хирако. - Гриммджо тоже не кусал... Непонятно.
Весь день семеро вайзардов активно упражнялись в аналитической работе, предугадывая траекторию маршрута Саругаки, чтобы успешно с нее убраться. Получалось с переменным успехом. Но вечером случилось то, что игнорировать дальше стало просто невозможно: мелкий тапочный монстр, как ее с любовью окрестил Синдзи, забился куда-то в угол и завывал, как десяток Пустых. Очень голодных и злых Пустых.
После командного скручивания и оперативной доставки к Урахаре, который отделался всего-то парой выдранных прядей и носовым кровотечением, был вынесен вердикт:
- Хиёри, это кариес. Ничего страшного, сейчас немного посверлим... полечим...
От нового вопля на другом конце города Куросаки Ичиго нервно дернул пяткой во сне. Ему грезилась Иноуэ, с улыбкой кормящая его пирожным с селедкой.
- Ну вот и все, и почти не больно! - веер удачно прикрывал укушенный кончик носа. - Но от сладкого, дорогая моя, придется воздержаться.
Вайзарды тихо ушли в метафорическую каплю. 2012 стал казаться желанным избавлением.

@музыка: Morningwood - New York Girls

@настроение: бодрое

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, вайзарды

16:44 

Будни вайзардов. Насущное.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Со всеми этими заморочками с мальчишкой Куросаки и Айзеном Хирако как-то пропустил момент, когда идеально ровная челка – его слабость и гордость – начала бессовестным образом лезть в глаза. И, конечно, отдельным «сюрприз-сюрприз!» стало предложение Хиёри подровнять волосы. В тот момент желание поинтересоваться, в чем подвох, было велико, но раздражение девчонки, сквозившее в каждом ее слове, стало лучшим свидетельством ее искренности и чистоты намерений.
Только вот теперь, видя приближающегося к нему тапочного монстра, вооруженного ножницами, чей размер приближался к садовым, вайзард не был так уверен в правильности принятого решения. Мало ли что она сейчас ему припомнит.
Девушка цыкает зубом, оглядев фронт работ, и неожиданно ловко заматывает его в некое подобие пелеринки. Завязывая очередной узел сзади, она поясняет:
- Это чтоб не вырывался, - худшие опасения Синдзи подтверждаются. Сейчас начнется экзекуция. Кажется, никогда раньше он так не жалел об отказе вымыть посуду, помочь с покупками, сгонять в магазин за арбузом (хоть это требование от Хиёри и поступило в полтретьего утра).
Однако суровая Немезида в лице миниатюрной блондинки вдруг резко наклоняется к его лицу, расчесывая челку, что сильно щекотало переносицу. Хм, а ресницы у нее темнее волос на пару тонов, это так красиво, и носик маленький и аккуратненький, так и хочется прижать пальцем, как кнопочку.
- Ты на что уставился, глаза лишние? – когда она злится, на переносице появляются едва заметные морщинки, а щечки чуть розовеют. Как же это маленькое вредное чудо прекрасно, даже когда, как вот сейчас, небрежными тычками пальчиков заставляет его закрыть глаза. Теперь только и остается, что слушать мерное «шурх-шурх» острых лезвий и чувствовать, как зубья расчески царапают лоб.
- Готово, - судя по удивлению в голосе Хиёри, результата можно не опасаться. Так и есть, по крайней мере, на первый взгляд жестоко скошенных вверх глаз.
Но девушка не торопится его развязывать, необычайно ласково касаясь волос, пробегая пальцами по всей длине.
- А давай и кончики подровняем? А то секутся же.
- А ты точно справишься? Ай! – степень невежливости вопроса четко определяется последовавшим за ним подзатыльником.
- Придурок! Я Лизу подстригала – она не жаловалась.
- Ну ладно. Всецело вверяю себя твоим сильным рукам!
Когда Хиёри начинает зачесывать пряди ему на глаза, идея со стрижкой уже не кажется такой удачной. К тому же начинает нестерпимо чесаться нос.
- Эй, Хиёри…
- М-м? – «шурх-шурх, шурх-шурх».
- Ты не могла бы почесать мне нос?
- В зад тебя поцеловать не надо случаем? – в голосе нет ни злости, ни возмущения – добрая половина ее ядовитых фраз выдается на автопилоте.
- Ну-у, давай отложим наши интимные игры до вечера… - протянуть обманчиво ехидно. – Ауч! Уши мне отрезать не надо, запасные Урахара выдает с большой наценкой!
- Будешь знать, как нести всякую чушь! – но маленькие пальчики уже раздвигают занавеси волос на лице, высвобождая многострадальный нос, ласково почесывают кончик.
Вдруг она останавливается, приглядываясь, и разражается своим звонким заливистым смехом, от которого обязательно потеплело бы на душе, не смейся Хиёри над ним.
- Ой, не могу! – она складывается пополам, хватаясь за живот. – Ох-хо-хо-хо! Ты похож на блондинистого Меноса Гранде! Менос-альбинос, точно! Вот и открылась правда о твоих родственниках! – все еще похихикивая, девчонка берет ножницы и уходит, бросив напоследок через плечо короткое «Готово!»
Помотав головой, открывая себе обзор, Синдзи в очередной раз вздыхает о коварстве мелкой обезьянки: это так в ее духе – предоставить освобождаться из этого подобия смирительной рубашки самому. Девчонка – монстр.
Вот только это самый любимый монстр.

@музыка: Bessie Smith — I'm Wild About That Thing

@настроение: прекрасное

@темы: виньетка, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach, творчество

Праздник, который всегда с тобой

главная