Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: драббл (список заголовков)
20:34 

Будни вайзардов. Мандарин.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Больно-больно-больно! И щиплет! Какой жутко-жуткий и мерзко-мерзкий мандарин! Чтоб его, такая подлянка - брызнуть прямо в глаза! Продолжая растирать уже и так покрасневшие веки, Хиёри шла по коридору, натыкаясь на все встречные предметы. Открыть глаза означало обречь себя на еще большую муку, так что лучше уж наощупь. Но верность этого утверждения была подвергнута сильному сомнению, когда она, запнувшись о что-то, подстреленной ласточкой полетела вперед.
- Твою ж!.. - зарождающееся ругательство, равно как и падение, было прервано подхватившими руками, которые тут же прижали девушку к себе.
- Неопознанный летающий объект пойман и обезврежен! - Синдзи наконец разжимает объятия, отводя ее руки от глаз. Предательски красных, а по щекам уже побежали дорожки слез.
Хиёри опять стискивают что было силы.
- Маленькая моя! Тише-тише, бельчонок, что случилось? почему ты плачешь? Кто-то тебя обидел и еще жив? Мы быстро исправим это недоразумение! - вклиниться в поток его слов совершенно не представляется возможным. Парень, не замолкая ни на секунду, аккуратно сцеловывал соленые капли с ресниц, не пропуская ни одной. Против воли девушка улыбнулась.
Шмыгнув носом, прижалась к груди Синдзи.
- Ох, ну как можно тебя такого не...
- Не любить? - радостно подхватывает вайзард. Саругаки шестым чувством ощущает его широкую самодовольную улыбку.
- Не хотеть прибить, остолоп! - она резко вздергивает головой, метя в челюсть, и Синдзи отскакивает, мыча ругательства о прикушенном языке.
Довольно цыкнув зубом, девушка уходит. Хиёри - она всегда такая... Хиёри.

@музыка: Mylene Farmer ''Paradis Inanime''

@настроение: замученное

@темы: драббл, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach, творчество

20:25 

Будни вайзардов. Ванна. Ангст.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Сиреневатая пена с резким клубничным запахом доверия не внушала, всем своим видом показывая, что в опасной близости от тела находится половина таблицы Менделеева, и еще неизвестно, чем закончится это соседство. С детской непосредственностью бросающийся на все новое Хирако терпеть не мог пену для ванн. В отличие от Хиёри, выбравшей для проявления своей девичьей натуры столь неприятный его сердцу объект.
Маленькие пальчики гладят белое химическое месиво, как покрывало, периодически пытаясь сделать парню пушистый клоунский нос, и это безобразие удается прекратить, только усадив неугомонное создание перед собой, прижимаясь грудью к гладкой коже спины. Даже и не знаешь, проклинать или хвалить идиота, купившего такую широкую ванну, созданную специально для двоих. Ах да, вообще-то этим идиотом был он сам.
- Смотри, я похожа на Афродиту, выходящую из морской пены, правда? – Хиёри поднимает из воды худенькую ножку. В ее голосе привычные угрожающие нотки, не предполагающие иного ответа, кроме утвердительного, после которого последует привычное «олух!» и легкий пинок. Так предсказуемо.
Только вот пена, капающая с гладкой кожи, до ужаса походила на облазящую кожу, отваливающуюся шматами, как со страшного ожога. Хирако вздрогнул, до того яркая нарисовалась картинка.
- Ты похожа на маленький вкусный кренделек в сахарной пудре! Который я сейчас съем! – он легко уклонился от удара головой и поцеловал кругленькую щечку Саругаки. Та повозмущалась для приличия и притихла, уютно устроившись в кольце его рук.
Маленький глупый воробушек.
Внезапно пенная ванна показалась ему болотной трясиной, медленно затягивающей своих ни о чем не подозревающих жертв. О ками-сама, до чего же доводит паранойя, помноженная на пар. Но сил терпеть это больше не было. Он перегнулся через девушку, нащупывая пробку. На секунду показалось, что вот-вот в пальцы вцепятся невидимые челюсти, как в фильмах ужасов, которые бывшие шинигами смотрели, как комедии. Им ли, прошедшим через смерть и видавшим кошмарных Пустых, бояться монстра из шкафа? Едва не обломав ноготь о хромированную поверхность, Хирако выдернул-таки пробку. Игнорируя возмущенные и какие-то растерянные вопли Хиёри, он включил душ и со странным удовлетворением наблюдал, как мощные струи смывают клочья субстанции трупного сиреневого цвета. Бегущая вода. Оберег от злых сил. Самая чистая и самая честная. Парень подставил лицо под прохладную воду: она смоет всю накопившуюся усталость, нерешительность, обиду. И они будут жить дальше.



@музыка: Gregorian - Lucifer

@настроение: отличное

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

23:59 

Будни вайзардов. Ванна. АУ, юмор.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Блестящая от воды, ее кожа кажется дорогим шелком. Ее хочется коснуться губами, провести дорожку языком, пробуя на вкус. Но проза жизни ясно твердила, что мыльная вода не самое его любимое угощение.
- Эй, внимательней там!
- Конечно, дорогая.
У нее очаровательные круглые щечки. Наверное, она была красивым ребенком, и взрослые подходили к ней прямо на улице, привлеченные ангельской внешностью. Только вот все сюсюканье и попытки ущипнуть за эти румяные яблочки наверняка заканчивались пинками и оскорбительными комментариями.
- Не клюй носом, еще меня порежешь!
- Конечно, дорогая. В смысле, не клюю.
Круглые холмики увеличившихся грудей тоже очаровательны. Теперь она не будет, оценивая себя, украдкой поглядывать в витрины, когда думает, что он не смотрит. Не будет напихивать в лифчик поролоновые вставки, чтоб уже через минуту вышвырнуть их обратно, горя презрением к своему малодушию.
- Почему ты молчишь? Мне скучно!
- Конечно, дорогая.
- Хотя нет, заткнись. Бесишь.
А как очарователен этот кругленький животик! Гладенький, крепкий, надежно хранящий пока еще спящее внутри существо. Их ребенка. Хиёри очень надеялась, что это будет мальчик, потому как, цитируя дословно, «девчонка будет смотреть на меня с твоей лошадиной улыбкой, а мне придется говорить, что она самая красивая! Да я лучше убьюсь!». С беременной Хиёри вообще было очень весело, главное - на все ее капризы отвечать смиренным «конечно, дорогая». Как же ее это выводило… Синдзи, соответственно, находился на седьмом небе от счастья. Кроме моментов, когда ему, как сейчас, приходилось депилировать ножки лежащей в ванне любимой девушки. Как-то это… неромантично. Но Саругаки на ее восьмом месяце уже было проблематично провести эту операцию самой, а звать на подмогу кого-либо из женского состава вайзардов она отказалась категорически: стесняется. Такое доверие, несомненно, льстило, хитрая бестия знала, на чем сыграть с самолюбивым блондином.
Нежно чмокнув розовую пятку, оттертую пемзой им же пару дней назад, Хирако еще раз оглядел свое сокровище. Гладенькая, ладненькая, кру-у-угленькая… Она была прекрасна настолько, что желание начало потихоньку материализовываться.
- Какого ты на меня так пялишься? – ох, у нее даже веснушки были суровыми! Как же ты, восьмой месяц, некстати…
- Знаешь, девочка моя, а тебя случаем на солененькое не тянет? – он ненавязчиво так положил руку на пряжку ремня.
Два и два Саругаки складывала быстро.
Синдзи долго проклинал ее меткость и тяжелую бутылочку репейного масла, пытаясь остановить кровь из носа.


@настроение: утомленно-кухонное

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

15:27 

Работы с Блич-кинка

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Положенное время истекло, так что смело переношу своё исполнение заявки в дневник.

Заявка: Урахара/Хирако\Айзен, временной период - лейтенантство Айзена. Без принуждения. Кинк - разговоры во время секса. Возможно немного юмора, но не стеб.

 

Исполнение первое.
Рейтинг: R
Пейринг: Урахара/Айзен/Хирако
Жанр: стёб

читать дальше

 

Исполнение второе.

Название: Цель
Автор: Ирина Бальза
Бета: «я сам себе и небо, и луна…»
Рейтинг: R
Пейринг: Хирако/Айзен/Урахара
Жанр: неидентифицируем, не-юмор
Предупреждение: размещение только с согласия автора
Дисклеймер: отдам Кубо все до последнего носка

читать дальше

 



@музыка: Benny Goodman, Sarah Vaughan

@настроение: вечернее

@темы: Bleach, Айзен, Урахара, Хирако Синдзи, драббл, фанфик

14:25 

Будни вайзардов. Стирка

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Труд — целесообразная, формально материальная и нематериальная, орудийная деятельность человека, направленная на удовлетворение потребностей индивида и общества. Занятие полезное и крайне важное. Без труда не выловишь и рыбку из пруда. Кто не работает, тот не ест. У мудрого народа есть много чего сказать по этому вопросу. Но когда наступала очередь Хиори дежурить по «дому», все умные и логичные слова опровергались громким «Ну за что мне эта мука?!!!» Готовку она ненавидела всеми фибрами души, но тут в дело вмешалось божественное провидение в лице Маширо, обожавшей стряпать, которая под всеобщий вздох облегчения согласилась взять эту обязанность на себя. Мысленно Куне поставили памятник, так как жить вайзардам еще хотелось. От уборки далеко не глупая Саругаки тоже смогла отвертеться, мотивировав это фразой «Сложно, вообще-то мыть пол, когда большая часть его отсутствует». Спорить никто не стал. И все бы хорошо, но…
Но.
Стирка. «С этим даже ты справишься», - сурово сказала Лиза, вручая девушке порошок, как эстафетную палочку.
«Конечно, справлюсь!» - думала Хиори, наклоняясь к открытой пачке, привлеченная необычным запахом. Апчхи! Теперь саму Хиори можно было смело сунуть в машину, потому что на ней порошка было больше, чем в упаковке.
«Конечно, справлюсь!» - думала Хиори, когда ей не хватало мускульной силы, чтобы банально утрамбовать гору шмоток в маленькое пространство машины.
«Конечно, сп...ЧТОЗАНАХ?!» - непроизвольно вырвалось, когда до нее дошло, что теперь все это нужно будет развесить на улице, где уже далеко не июль.
Сто шестьдесят носков. Восемьдесят пар. Ненависть – это стойкое активное отрицательное чувство человека, направленное на явления, противоречащие его потребностям, убеждениям, ценностям. Именно с ненавистью она считала каждый носок, периодически пытаясь согреть дыханием заледеневшие красные пальцы. Ничего, еще одна народная мудрость учит везде искать свои плюсы. Они ведь есть, правда?
Правда. Самый жирный плюс нашелся, когда она проходила с тазиком высохшего белья мимо комнаты, где вся мужская половина вайзардов собралась перед телевизором смотреть футбол. Хиори вышла на середину комнаты, загораживая обзор, и демонстративно высыпала все сто шестьдесят ненавистных носков прямо на ковер.
- Где чьё – сами разберетесь, придурки! – она отошла на пару шагов и приготовилась наслаждаться зрелищем. С минуту гробовая тишина нарушалась только невнятным бурчанием телевизора, все взгляды были прикованы к огромной серо-черной куче на ковре. Куче абсолютно идентичных чулочно-носочных изделий.
Девушка только и успела, что моргнуть, как в центре комнаты образовалась куча-мала из шипящих и ругающихся тел. Самой продуктивной оказалась тактика Хачи, который упал на добычу всем своим объемистым телом, и ни сдвинуть его, ни отобрать что-либо возможным не представлялось. В целом, битва за носки была короткой, но яростной, и больше напоминала бойню. Мужчины расходились, как драные уличные коты, злобно зыркая и прижимая к себе отвоеванную добычу. Синдзи больше не улыбался, ощупывая языком шатающийся зуб, любимые очки Лава висели на одной дужке, а лицо Роуза выражало еще большую скорбь, чем обычно: ему чуть не откусили ухо в процессе.
Хиори была счастлива. Месть – это вредящие действия, произведённые из побуждения ответить на реальную или мнимую несправедливость, причинённую ранее. И ее подают холодной.
«Даже в домашних хлопотах можно найти приятное», - да Маширо, Саругаки теперь с тобой согласна.


@музыка: Benny Goodman

@настроение: расстроенное

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, вайзарды, драббл

11:11 

Баловство для Эриноме. Травокур.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Стену рядом с казармами пятого отряда трудно было назвать белой. Ибо, закрашивай – не закрашивай, на ней с завидной регулярностью появлялись надписи преимущественно нецензурного содержания, но обязательно с капитаном в главной роли. Большинство надписей были сделаны корявым подчерком Саругаки, и Хирако только восхищенно цокал языком, оценивая эволюцию ее словарного запаса, оставляя особенно доставляющие шедевры на память. Он никогда не обижался - разве ж на правду обижаются? – и продолжал культивировать порицаемые на стене позора пороки.
Но сегодня… Поверх благообразных надписей, кричащих о лени и распутстве капитана, красовалось: «Синдзи – травокур!» Хирако возмущенно втянул воздух: что за ужасная клевета?! Да разве ж он… Да как же ж так… В общем, чувства у гобантай-тайчо были весьма расстроенные. Мысль найти и покарать мерзавца мелькнула и исчезла, что ж он, почерк дорогого своего лейтенанта, пусть и трижды измененный в целях маскировки, не узнает? Такого и наказывать бесполезно, и так сносит все тяготы службы со стоическим смирением.
- Кискэ, скажи, я похож на того, кто курит траву? – Урахару трясли, как щенок мутузит резиновую игрушку.
- Ну, вспоминая твою паранойю, прострацию-фрустрацию-релаксацию… Короче, да! – ученому сейчас было не до страдающего товарища, у него молоко из реторты убегало.
- Кенсей?..
- Да!
- Роуз?..
- Ну-у, похоже, весьма похоже.
- Лав?
- Опиум, не меньше!
Хирако гневно тряхнул шевелюрой.
- Предатели! – вот так всегда, наплевательское отношение к своей репутации привело к совсем не желанным результатам. Сейчас начнутся проверки на профпригодность, психиатрическое освидетельствование, медицинское обследование и что еще там придумается маразматическому мозгу сотайчо.
Печальные мысли прервал пинок по почкам.
- Чего расселся с такой кислой рожей, что люди пугаются?
Ноль реакции. Девочка подошла ближе, помахала ладонью перед лицом друга.
- Эй, Синдзи, ты чего? – она сбавила обороты, увидев стеклянный взгляд Хирако. – Что случилось?
Он поднял на нее жалобные глаза брошенного котенка, если, конечно, бывают патлатые котята.
- Хиёри, я действительно похож на того, кто курит траву?
Молчание.
- Ни капли!
Секундой позже стиснутая в крепких счастливых объятиях Хиёри думала, когда ж она научилась так виртуозно врать…


@музыка: Toriume Kousuke (SzayelAporro Grantz) - Pink

@настроение: травокурное)))

@темы: Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach, драббл, прочие личности

14:52 

Будни вайзардов. Ягоды

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Летний вечер пах солнцем, золотом и терпкими специями. Ну, возможно, так и было где-нибудь в другом месте, потому как на кухне вайзардов водилось разве что солнце. И корзинки с сочными вкусными ягодами. Количество которых стремительно уменьшалось в процессе их помывки, так что смотрящие телевизор мужчины могли начать серьезно опасаться остаться без десерта.
- М-м, вкуснятина! – невнятно пробормотала Маширо, пытаясь запихнуть в себя еще с десяток спелых черешен. Ягоды запихиваться не желали, ссылаясь на острую нехватку свободных мест. – Сделаем из них варенье?
Лиза устало выдохнула и закрыла кран, вытерла руки полотенцем.
- Та всерьез веришь, что до завтра доживет хоть одна ягодка? Такими темпами? – она присела за стол и попыталась силой заставить ежевику саму запрыгивать в рот. Увы, для достижения подобной техники нужны были столетия тренировок и полное отсутствие яойной манги, а это уже слишком большие жертвы. Так что девушка поближе придвинула к себе тарелку, пока ее подружки не добрались до заветного лакомства.
- А знаете, девочки, раньше вся косметика была натуральной – помады, румяна, не то, что теперь, - Ядомару с раздражением вспомнила вчерашний разорительный поход в косметический магазин. – Ай! – вдруг она схватилась за ухо.
- Извини, - как ни в чем не бывало, Хиёри плюнула второй косточкой точно в мусорное ведро. – Я промахнулась.
- Косоглазый поросенок, - беззлобно выдохнула Лиза, закидываясь еще одной ежевичинкой. – Маширо, ты вся перемазалась!
Куна тут же подскочила к небольшому зеркалу, висевшему на стене.
- Где? А-а, - послюнявленным пальчиком она стерла краску с кожи. – Хотя… - схватив пару ягодок, девушка принялась усиленно тереть ими губы. – Прямо в тон шарфику! – она вытянула губки трубочкой, любуясь получившимся результатом. – Натуральная помада!
- Поправь в уголке, размазалось, - сказала Лиза, с огоньком в глазах глядя на ежевику перед собой. – А мне всегда хотелось побыть леди-вамп. Хиёри, присоединяйся!
Саругаки, подперев подбородок рукой, скептически оглядела воодушевившихся подруг. Ее эта глупая затея совершенно не прельщала. Однако…

- А вот и десерт! – три девушки, держа миски с ягодами, вошли в импровизированную гостиную.
Маширо с разбега запрыгнула Мугуруме на колени и, судя по судорожному выдоху последнего, угодила ногой в живот.
- Кенсей, посмотри, какая я теперь красивая! Мне идет, правда? К шарфику подходит! А попробуй меня, я еще и сладкая! – не дав несчастному сказать и слова, тараторящая девушка впилась в его губы звучным чмоком и не отпускала, пока бедняга не ответил.
Отдав миски Лаву и Хачи, Лиза изящно опустилась рядом с Роузом.
- Может, мне стоит сменить имидж? – черные губы изогнулись в усмешке. Роуз вздрогнул.
- Н-не уверен, - но образ Темной Властительницы Ядомару, в латексе и с хлыстом, прочно засел в его голове. – Что это?
- Ежевика. Хочешь?
- Хочу, - словно загипнотизированный, он медленно склонился к ней.
Хирако, незаслуженно забытый и обделенный заветной миской, возмутился:
- А где моя сладкая ягодка?!
Над ухом кашлянули. Непривычно ярко-розовые губки Хиёри манили, обещая райское блаженство. В мгновение ока девушка была притянута и наклонена в поцелуе, как в финальном па танго. Через пару секунд Синдзи разжал руки, уронив Хиёри прямо на грязный пол.

Под возмущенные вопли парень уходил, непрестанно отплевываясь и ворча «Вот за какие грехи? Всем ягодки, блин. И только мне – свекла!»


@музыка: Louis Armstrong — Basin Street Blues

@настроение: теплое

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, вайзарды, драббл

11:24 

Будни вайзардов. Интернет

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

основано на реальных, хе-хе, событиях

То, что Синдзи – тупая сорока, бросающаяся на все цацки, Хиёри поняла давно, так что вполне спокойно приняла факт увлечения Хирако интернетом и всеми связанными с ним соблазнами. В конце концов, теперь этот придурок целыми днями просиживал у себя в комнате, вперившись в монитор, и не доставал ее своими идиотскими фразочками и самим фактом своего присутствия. Это же прекрасно, нэ? Если да, то объяснить приливы злости, когда она видела сутулую спину на фоне мерцающего монитора, девушка не могла. Черт, ладно! Ей его не хватает! Довольны? И только попробуйте ему об этом рассказать – убьет нафиг!
Это было помешательством. Вчера этот балбес весь вечер сидел с сияющими глазами и твердил о начале какого-то /загробный голос/ двадцать шестого тура, на который приняли аж девять его заявок. И он не похвалил ее стряпню! Ладно, было бы что хвалить, скажем прямо, но хоть обругать-то можно было?! Усесться завтра за комп ему даже не помешал с такой любовью выбитый ею палец, и весь день в радиусе десяти метров слышалось стрекотание клавиш, сопровождающееся то радостными, то горестными воплями.
Около полуночи, двигаясь как наспех склёпанный зомби, Хирако доковылял до их кровати, плашмя упал лицом в подушку.
- Восемнадцать… Ты представляешь? Я выполнил восемнадцать заявок за один день! А из моих девяти сделали только три. Вот где у людей фантазия, где? – горестно вопрошал он перья, обтянутые тканью.
- Я тебе сейчас популярно объясню где и даже наглядно покажу, если ты, придурок, не заткнешься, - Хиёри хотела спать, понимая, что большего все равно не случится.
Синдзи жалобно заныл.
- Де-евочка моя… Я, кажется почки застудил, спина болит дико. Сделай мне массажик, а? – вынырнувший из глубин подушки глаз хитро блестел.
- Я тебе говорила: не сиди на сквозняке? Говорила? – крепкая затрещина, приглушенное «Ауч!!»
- Но восемнадцать драбблов?!..И один внелимит, - гордо добавил парень, замурлыкав: Хиёри, чертыхаясь, начала растирать ноющую поясницу. Боль постепенно отступала под напором маленьких ладошек.
- Нет, ну ты только представь! Я смог восемнадцать драбблов за день!..
«Лучше б ты смог восемнадцать раз за ночь!» - с тоской подумала Саругаки.



@музыка: танец маленьких лебедей)

@настроение: I've done it!

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

11:56 

Будни вайзардов. Соль для ванн

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Какой это уже по счету драббл про ванну? Сама знаю, что пора сменить дислокацию, но в теплой воде так хорошо мечтается... Чувствую, это не последнее графоманство))))) Фишку про бисер видела на чьем-то дневе как реальную историю, но, хоть убей, не помню, на чьем. Все, от воровства идей я открестилась, в добрый путь.

 

Негромко насвистывая, с полотенцем на плече, Синдзи заходит в ванную комнату.
- Какого хрена? – Хиёри, мирно релаксирующая в горячей воде, пытается прикрыть грудь.
- Нэ-э, а что такого? Я присоединюсь, - Хирако снимает халат и осторожно опускается в воду. Чтобы с нечеловеческим воплем подскочить на месте.- Ксо!!! Что там за хрень? Больно-то как, - скривившись, он массирует пострадавшие мягкие места.
Хиёри довольна.
- Это морская соль, дубина. Полезно.
- Но явно не когда она впивается тебе в я…годицы! – смягчает он в последний момент.
- Мировой генофонд скажет мне спасибо за то, что ты больше к нему не относишься, - это была злая улыбка номер двадцать три из арсенала фирменных злых улыбок Саругаки. – Эй, чего ты разбросал тут свои кривульки? Похоже на сырые куриные ножки, такие же белые и пупырчатые. Фу-у! – пяткой она пинает Синдзи в колено. Тот не остается в долгу, и скоро пол оказывается основательно затоплен.
Девушка неловко ёрзает и вдруг подскакивает, как Синдзи пару минут назад. Шипя сквозь зубы, она выметающими движениями проводит ладонями под собой.
- Долбанная соль. Что ж она все никак не растворится? – с задумчивым видом она проводит розовым язычком по коже предплечья. – И не ощущается совсем.
Синдзи с интересом наблюдает за ее манипуляциями.
- А на мне так же проверишь? – хриплым голосом спрашивает он. Парень уже готовится прикрывать пах от пинков, как Хиёри пробует на вкус его запястье.
- Не-а, та же бодяга. С твоей стороны пачка стоит, почитай, из чего она. Если, конечно, читать умеешь.
Свесив руку с бортика, Хирако действительно натыкается на небольшую пачку, подносит ее к глазам. Начинает сдавленно хихикать.
- Как оказалось, из нас двоих читать не умеешь ты! – он торжествующе протягивает Саругаки пачку, на которой четко написано «Бисер белый».
Секунда грозового молчания выливается в вопль ярости, после которого обвиненный во всех смертных грехах Синдзи оказывается безжалостно вытолканным из ванны.
- А я тут при чем?! – тут он поскальзывается на мокром полу и основательно вписывается в дверной косяк.
Хиёри довольно откидывает голову на бортик ванны. Справедливость восторжествовала. Справедливость в очень хиёриевском понимании.


@музыка: музыкальная

@настроение: настроенческое)))

@темы: драббл, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach

09:09 

Будни вайзардов. Красный день календаря

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Беззаботно насвистывая, Синдзи шел по коридору. Денек был отменный: новые туфли не жали, от мытья посуды удалось отвертеться, и никто не швырялся тапками. Стоп. Не швырялся тапками… А куда, собственно говоря, подевалась Хиёри? Он ее со вчерашнего вечера не видел. Сделав два шага назад, Хирако осторожно приоткрыл дверь комнаты девушки: так и есть, она была здесь, лежала на кровати, свернувшись клубком, лицом к стене. А если сейчас провести рукой по ее спине, можно почувствовать каждый позвонок, что он и сделал. К удивлению вайзарда, никакой реакции не последовало. Склонившись над девушкой, он увидел бледное осунувшееся лицо и запавшие непривычно серьезные глаза. Левую руку она прижимала к животу.
- Эй, маленькая, ты чего? Заболела?
Саругаки слегка мотнула головой. Синдзи вздохнул.
- Понимаю. Фантомные боли. Когда этот ублюдок тебя ранил, я думал, мое сердце разорвется, мне стало так страшно…
- Н-н… - попыталась возразить Саругаки, но Синдзи приложил палец к ее губам:
- Ничего не говори, я все знаю. Мне тоже тяжело. Видеть, как твою цель, то, ради чего ты копил злость сотню лет, уводит из-под носа неоперившийся мальчишка… Да, это больно. Когда мстят вместо тебя, а ты лежишь и смотришь на это, истекая кровью…
- Н-н…
Палец сильнее надавил на губы.
- Тшшш, тихо. Я тебя так понимаю, моя хорошая. Ничего, может, сейчас ты не видишь, ради чего дальше жить, но все наладится, поверь. Все у нас будет хорошо, и этот замшелый Сейретей еще утрется, вот увидишь!..
Хиёри решительно убрала руку парня от своих губ.
- Синдзи, болван, какой, нафиг, Сейретей? Мне живот болит. У меня месячные!

- Принеси чаю.
- Олух, горячего чаю, неужели не ясно?!
- С сахаром, разумеется!
- И я хочу шоколадку!
- Подбей мне подушку.
- Колбаса! Я умру без колбасы!
- Вытащи плед из шкафа!
- Куда ты его положил? Всю меня накрывай!
- Придурок, я ем только молочный шоколад!
Наконец измученный пробежками туда-сюда вайзард устало пристроился ложечкой за спиной Хиёри, его роста как раз хватало, чтоб греть ей и спинку, и ножки (оказывается, даже кости умеют греть). Сквозь боль девушка улыбалась, кончиками пальцев поглаживая обнимающую ее руку.
- Не бойся.
- Чего? – не понял вайзард.
- Я никому не скажу, какие тараканы бегают в твоей тупой башке.

Хирако с тоской понял, что шантаж начался.

 


@музыка: Gackt - Mirror

@настроение: подсвечник

@темы: драббл, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach

11:40 

Баловство про Киру и Вабиске)))

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Напоминаю, на всякий случай, как выглядит наша любимая тяпка)))

 

 

 

Стальное крыло Авирамы врезается в бетону крышу, подняв тучу пыли. Это дает Кире возможность незаметно появиться за спиной огромной птицы. Он дождался этой минуты…

- Подними голову, Вабиске!
Ничего.
Шинигами недоуменно оглядывается на свой занпакто: но меч даже не изменил форму. Что происходит?! Тут из-под оплетки выпадает сложенный во много раз листок, который Кира едва успевает подхватить. Развернув послание, он видит ровные ряды букв, с силой вдавленных в рисовую бумагу.
«Дорогой Изуру! Долгие годы, в горе и в радости, в болезни и в здравии, мы провели вместе, переживая и хорошее, и плохое. Но твоя невнимательность переполнила чашу моего терпения. Где был ты, когда лунными ночами Ичимару-тайчо выпалывал мною сорняки с грядок с хурмой? Где был ты, когда мне приходилось отбиваться от Гегецубури, питавшего нездоровую страсть к моему чугунному шару? Не выдержав подобного, я принял нелегкое решение уйти. Тем более, греческому пантеону срочно требуется Сизиф, оплату обещают достойную. Будут даже кормить, представляешь? Прощай, мой юный бывший хозяин!»
Кира сглатывает. Пальцы начинают медленно подрагивать, и в широко распахнутых глазах видно отражение неумолимо приближающейся стальной хищной птицы.
- Упс, - непатриотично шепчет шинигами.
Победный смех Авирамы. Финальные титры.

@музыка: Muse - Unnatural Selection

@настроение: солнце на бледно-голубом февральском небе

@темы: драббл, бред, Bleach

13:03 

Карамельный человек

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

не знаю с какого перепугу, но что-то невнятное нарисовалось)))

 

Стройная рыжеволосая девушка сидит в лабораторном кресле, ее запястья надежно зафиксированы кожаными ремнями. Серые глаза смотрят в пространство окнами заброшенных домов, она не видит окружающих ее проводов, колб и электронных табло датчиков. Иноуэ Орихиме сейчас гуляет по саду. Под ногами зеленым паласом стелется трава, в ветвях деревьев поют птицы, а легчайший ветерок холодит щеки. Ей хочется смеяться и танцевать, она поднимает лицо к солнцу, а когда снова смотрит на сад, то видит Его, прислонившегося к гладкому стволу. У Него карамельно-розовые волосы и медовые глаза. И голос тоже полон карамели и меда:

- О-ри-хи-ме… - тянет Он. – Тебе нравится здесь?
Губы неосознанно растягиваются в улыбке. Слишком широкой, чтобы ее можно было назвать нормальной.
- Нра-авится, - мысли начинают путаться, и фигура человека будто растекается в глазах. Чтобы через секунду оказаться близко-близко, мазнуть по лицу мягкими прядями.
- Но ты устала, правда? – почему от Его голоса подкашиваются ноги? Пальцы, затянутые в белые перчатки, поддерживают ее, опуская на изумрудную траву. – Ты голодна… - белый и гибкий, Он вьется вокруг нее подобно змею. Ядовитому и смертельно опасному.
Из пересохшего горла вырывается полустон.
- Да.
Она пропускает момент, когда в Его руках возникает ярко-красный спелый плод. Яблоко. Он подносит фрукт к ее рту, но девушка с неожиданной силой отталкивает Его руку.
- Не хочу.
- Хочешь, - сладкий шепот неумолим, он везде: проносится у виска, касается уха, скользит по губам, заставляя открыться, впустить язык Карамельного человека, властно забирающего ее поцелуй. Он смакует ее рот как изысканное блюдо, а Его смех – звон кубиков льда на дне бокала.
Она словно выпадает из реальности, оказавшись в межвременном континууме, ощущая лишь пальцы, играющие с ее локонами, и грубую фактуру ткани Его плаща под своими ладонями.
Холодная твердость яблока снова касается приоткрытых губ.
- Вкуси.
- Нет.
- Да, - слово-приказ Карамельного человека, и она послушно откусывает сочную мякоть. Хруст яблока сливается с хрустом раздираемого неба и крошащейся земли. Солнца больше нет, и она кричит от боли умирающего мира.

Стройная рыжеволосая девушка в судорогах бьется в лабораторном кресле, ее запястья надежно зафиксированы кожаными ремнями. Заэль Аполло Гранц методично фиксирует показания датчиков, не обращая внимания на крик Иноуэ.
- Какая интересная реакция, - он поправляет очки. – И какой щедрый подарок, Айзен-сама.

@музыка: Валерий Меладзе и Григорий Лепс - Обернитесь

@настроение: Ева, скушай яблочко!

@темы: Bleach, Заэль, драббл

12:35 

Трудовые будни старшего квинси

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Ой, какой тут Рюкен ООС - аж самой страшно)))))

 

Когда прямо над капотом его машины открылась гарганта и оттуда под колеса выпало окровавленное нечто, Рюкен не уехал. Потом он, конечно, оправдал свой поступок клятвой Гиппократа, не позволившей оставить похожего на сломанный цветок ликориса арранкара умирать на асфальте.

Но когда торгаш-пройдоха с неприятной хитрой ухмылкой принес гигай и назначил Рюкена ответственным наблюдателем за бывшим Октавой Эспада, мужчина нахмурился.
- Нэ-нэ-нэ, - зацокал языком Урахара. – Кому, как не вам можно доверить эту важную миссию? Эти шинингами такие непоседливые… И вечно во что-то ввязываются. Кстати, - как бы между прочим поинтересовался он, прикрывая улыбку веером, - страховку за разгром вашей больницы уже выплатили?
Урахара не был альтруистом, он был истинным театралом – любителем хороших спектаклей. А в том, что именно такой и устроит вертящийся перед зеркалом в новом гигае ЗаэльАполло скрежещущему зубами квинси, сомнений не было.
Провожая взглядом вереницу чемоданов, втягивающуюся в прихожую следом за арранкаром, Рюкен усиленно внушал себе, что просто не желает ввязываться в дрязги шинигами, а дармовая рабочая сила – это совсем не лишнее.
Он не жалел о своем решении. Эспада оккупировал себе большую комнату, которую тут же переоборудовал под лабораторию, и с тех пор оттуда почти не показывался; только время от времени из-за двери высовывалась холеная рука со списком требуемых ингредиентов.
Он не жалел о своем решении. Ровно до того момента, как Заэль решил, что лаборатория – это, конечно, полезно, но отчасти скучно, и задумчивый взгляд ученого не начал скользить по старшему квинси, будто сканером прикидывая параметры и конфигурации.
Гранц начал готовить. И, пробуя восхитительно нежную свинину, чертовски трудно было удержаться от похвалы, бросая обычное «неплохо». Потому что это было только началом. Началом охоты, с неудовольствием констатировал Рюкен, когда полотенце выходящего из душа Аполло как бы невзначай – случайно! – соскользнуло с бедер. Изящных бедер с алебастровой кожей, еще влажной от воды… Наверняка гладких, как дорогой шелк… Решительно выдохнув, Исида-старший позорно ретировался подальше от искушений.
Если бы бывший Эспада продолжил наступление так же открыто, ничто не помешало бы квинси просто вышвырнуть наглеца из дома. Но Гранц был хитрой бестией.
- Кажется, мой выбитый позвонок снова сместился, ты не посмотришь? Такая боль, такая бо-о-оль… - пушистые ресницы отбрасывали длинные тени, а уголки губ изгибались в страдальческой гримасе. Конечно, приходилось, раздевать, укладывать, ощупывать и осматривать. А после – по часу простаивать под ледяным душем.
Спать становилось все неудобней: стоило задремать, и голову будто сжимал шипастый обруч. Промучавшись с неделю, уже слабо ориентирующийся в реальности квинси внимательно оглядел подушку - так и есть: свежий шов. Случайно замеченная среди бумаг арранкара брошюра «Вуду для чайников» окончательно убила желание узнавать, что этот мерзавец зашил в наволочку.
Рюкен терпел молча.
Но когда из ванной комнаты пропала мочалка на длинной ручке – вещь номер один для каждого холостяка, Исида не выдержал. Дальше эта канитель продолжаться не могла. У него было два варианта: немедленно сбагрить Гранца Урахаре, и пусть тот сам с ним возится, или…
- Заэль, я в душ. Потрешь мне спинку?..

@музыка: капли по стеклу

@настроение: морозное

@темы: драббл, Bleach

10:22 

Хирако|Aйзен. АУ, Исповедальня.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Сама заявку подала, и сама же решила исполнить))) Поэтому на Однострочники выносить и не буду.

Т27-33 Хирако|Aйзен. АУ, Исповедальня.

379 слов
Набожно перекрестившись, молодой человек в очках в роговой оправе вошел в храм и, пройдя по боковому нефу под укоряющими взглядами святых, очутился перед исповедальней.
- Добрый день, падре, - он опустился на колени. В прорезях деревянной решетки виднелся длинноносый профиль в обрамлении светлых волос.
- Как твое имя, сын мой? – молодой голос с ленцой тянул гласные.
- Соуске.
- Хорошо, я слушаю тебя, Соуске, - ему показалось, или падре в самом деле зевнул?
- Вы не могли бы исповедать меня? Я согрешил, - Соуске покаянно опустил голову.
Священник тут же оживился:
- Согрешил? Как интересно! Только что современная молодежь может понимать в настоящих грехах? Что, спёр коробку гондонов из магазина?
Соуске изумленно помотал головой:
- Не-ет!
- Возжелал жену ближнего своего? Вот, помню, еще когда я учился в семинарии… Какая роскошная женщина торговала у входа лимонадом! Какая грудь! А бедра!.. – тут глаза святого отца лукаво блеснули: - Или ты больше по мальчикам, а, Соуске? – юноша покраснел, но возразить неугомонный падре ему не дал: - Тогда что? Злоупотребляешь алкоголем?
- Ферменты алкоголя разрушают печень. Вообще не пью.
- А вот это зря, - тонкий палец тыкнул в прорезь решетки, едва не попав Айзену в глаз. - Chateau Roc Taillade (Medoc) AOC, 2006, очень советую, изумительный букет, - падре Хирако мечтательно прикрыл глаза, будто заново переживая ощущения.
Юный Соуске только и мог, что ошеломленно моргать.
- Ну, может, ты хоть убил кого, а? – святой отец умоляюще потряс разделяющую их решетку. – Или покусился на убийство? Нет? Да как так жить можно? Ску-учно! – уголки широкого рта опустились в обиженной гримасе. – А мир ты, случаем, захватить не хочешь?
Айзен неуверенно пожал плечами:
- Вроде, нет.
- Ну так пошел к черту! Э-э, в смысле, господь тебе в помощь, проваливай отсюда! Отпускаю твои грехи.
- Н-но я даже не успел…
- А крестом по лбу? – Хирако задумчиво взвесил в руке массивный атрибут.
Айзен тугодумием не страдал, а потому, перекрестившись, мгновенно ретировался, обдумывая интереснейшую идею о захвате мира, так неосмотрительно поданную прелатом.
Сидящий в душной кабинке святой отец украдкой обмахнулся подолом сутаны. Жарковато. А на улице сейчас лимонад продают, такой прохладный, бодрящий…
- Исповедайте ме…
- Отпускаю все грехи! Следующий!
Вот так, при попустительстве отца Хирако, небесная канцелярия не узнала о трех убийствах, пятнадцати кражах, восьми изменах и одном задавленном котенке. Зато лимонад был такой вкусный…

@музыка: Agnus Dei

@настроение: крестом по лбу - "Покайся!"

@темы: Bleach, Айзен-тайчо-ками-сама, Хирако Синдзи, драббл, юмор

12:51 

Кроссовер Bleach/ Доктор Кто

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Издевательский драббл для Стеклянный Кот )))

Дислокация: бескрайняя пустыня, небо с полумесяцем луны и Улькиорра, изящно пикирующий на бегущего по пескам мелкого Пустого.

Описание: острые рога, черная шерсть, перепончатые крылья и внушительные когти. Вторая форма релиза.
Внезапно, словно из ниоткуда, появляется синяя полицейская будка, которая со стоном рожающего носорога, проглотившего сирену, материализуется на бархане. Заинтригованный, Кватра Эспада разжимает зубы на ляжке антилопы-Пустой, и счастливица, прихрамывая, уносится в темную даль. Улькиорра подходит к будке, слегка царапает ее длинным черным когтем, и словно в ответ, его сносит резко открывшейся дверью. Изнутри, как черти из табакерки, выскакивают двое – фигуристая блондинистая девица и странный чудик в синем костюме и кедах.
Потряхивая рогатой башкой и отплевываясь от попавшего в рот песка, Улькиорра поднимается, чем тут же привлекает внимание чудика, который достает из кармана очки:
- Какой занятный экземпляр местной фауны! Роза, посмотри, какой интересный у него экстерьер и вычесанная шерстка! – и он начинает нарезать круги вокруг остолбеневшего арранкара, быстро-быстро что-то лопоча при этом и постепенно ускоряясь.
Улькиорра моргает. От непрерывного мельтешения перед глазами начинает подташнивать, но Шиффер слишком воспитан, чтобы демонстрировать, что ничем, кроме чая, Айзен-тайчо-ками-сама их не кормит. Антилопа и та убежала.
- Серо, - говорит Улькиорра.
- Пшшш, - отзываются тлеющие обломки Тардис.
Чудик в синем костюме замирает с открытым ртом на полушаге, оборачивается к схватившейся за голову блондинке. В выразительных карих глазах нарастает паника.
- Роза!
- Доктор!! – подхватывает девушка.
- Роза!!
- Доктор!!!
- Роза!!!
- Доктор!!!!
Улькиорра решает включиться в несомненно интересную игру.
- Улькиорра?!! – пробно восклицает он.
Однако вместо того, чтобы умилиться наличию разума у новой формы жизни, Доктор как-то странно съеживается. Напомним описание: острые рога, черная шерсть, перепончатые крылья и внушительные когти. Вторая форма релиза. Звуковая отвертка явно не поможет.
Напомним дислокацию: бескрайняя пустыня, небо с полумесяцем луны. Ключевое словосочетание – бескрайняя пустыня, бежать по зыбучим пескам которой - безрассудство. Девушка обреченно прижимается крутым бедром к своему спутнику.
Похоже, сегодня меню Эспады ждет хорошее разнообразие.

@темы: юмор, драббл, Bleach

14:45 

Врачебный вопрос

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Daerrin, я обещала в воскресенье предоставить драббл про Унохану. Вот оно воскресенье, вот он драббл. Just enjoy))))

 

Если б его волосы уже не были седыми, они таковыми стали бы. Его сын оказался болваном, потому что дал себя ранить, и дважды болваном, потому что попал в руки этой странно улыбающейся женщины.

- Что вы делаете? Еще полметра бинта – и он будет похож на мумию! Подозреваю, что те несчастные египтяне тоже были вашими пациентами, а умерли, потому что вы забинтовали им и рот, - Рюукен уничижительно сверкает очками.
Унохана молчит.
- Что это за желтый купол? Вы не находите, что это не тот случай, когда применяется кварцевое облучение?!
Унахана молчит.
- И куда вы руки тянете? Ему не требуется мануальная терапия! Что? Про какое там хадо вы бормочете? Лечите словом? Встань и иди? Истинный Кашпировский… - Рюукен курит прямо в палате, ничтоже сумняшеся стряхивая пепел на пол.
Унохана молчит.
- Женщина, где вы учились? У вас вообще есть лицензия на врачебную деятельность? Я требую, чтобы вы немедленно оставили моего сына в покое! Его не будет лечить шарлатан! – Исида-старший подхватывает на руки ошалевшего от такой радости Урью и, презрительно фыркнув, покидает палату.
Унохана молчит. «Надо было тогда перебить всех квинси», - думает она.

@музыка: Shakira - Loca

@настроение: loca-loca

@темы: Bleach, драббл

14:44 

Клуб анонимных айзенголиков

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
В уютном полуподвальчике светло и вкусно пахнет пирогами. У дверей ее встречает худой блондин, который как-то появлялся у них в школе под видом ученика. Он белоснежно улыбается.
- Хирако Синдзи дэсу. Рад поприветствовать тебя на собрании Клуба анонимных айзенголиков. Проходи, - приобнимая за плечи, он проводит ее к стоящим кругом стульям, из которых свободны только два. – Присаживайся. Дорогие коллеги! – обращается он к собравшимся. – Товарищи! Братья! Сегодня мы проведем очередную встречу, и цель каждого из нас – признать свою зависимость, свою одержимость. Держа все внутри, вы подтачиваете сами себя. Откройтесь нам, вокруг – те, кто понимает и поддерживает вас. Расскажите о своей проблеме! – он оборачивается к сидящему слева мужчине: - Хочешь начать?
Тот встряхивает светлой челкой.
- Меня зовут Изуру, и я зависим.
Все аплодируют.
- Меня зовут Лав, и я зависим.
- Меня зовут Йоруичи, и я зависима.
- Меня зовут Хиёри, и я зависима.
- Меня зовут Момо, и я зависима.
- Меня зовут Генрюсай, и я зависим, - хрипит старик, не расстающийся с посохом даже здесь.
Перекличка продолжается. Потом давешний блондин берет слово.
- В прошлый раз мы приветствовали нашу дорогую Рангику. Готова ли ты сегодня поделиться с нами своим горем?
Красивая светловолосая женщина вздыхает.
- Да, Синдзи. Меня зовут Рангику, и я зависима. Зависима от ненависти и обиды к этому ублюдку Айзену, сломавшему мою жизнь! – она промакивает глаза поданным Момо платком. – Он увел моего возлюбленного…
- О-о, какие новые грани натуры Соуске мы узнаем! – цокает языком Хирако.
- Не в этом смысле! – возмущается Рангику. – В Уэко Мундо он его увел, мировой переворот готовить. Задурил голову моему Гину совсем, тварь этакая! – не выдержав напряжения, она рыдает в голос. Синдзи тут же ее обнимает.
- Поплачь, поплачь, бедная, выпусти из себя всю боль, - не хуже плюшевого львенка мужчина наслаждается непосредственной близостью «холмов благоденствия» и только после меткого попадания тапка Хиёри передает плачущую блондинку следующему мужчине, страждущему утешить страдалицу. – Поблагодарим Рангику за ее откровенность!
Аплодисменты.
- А теперь, на правах президента Клуба, я хочу представить нашего нового члена. Поприветствуем ее! – он начинает хлопать, остальные присоединяются.
Новенькая девушка поправляет складки на школьной юбке и поднимает глаза на присутствующих.
- Меня зовут Тацке. И я зависима.

Когда анонимные айзенголики, дружно взявшись за руки, призывают проклятия на голову Ичиго, посмевшего украсть их право на месть редиске Айзену, в открывшиеся двери въезжает тележка, толкаемая парнем с прической «красный ананас». За ним идет мужчина в полосатой панамке.
- А теперь кофе, уважаемые! И не забываем о членских взносах за следующий месяц! – панамочник хитро смотрит на подошедшего красноволосого. – Ну что, я же говорил, нахлебник-сан, что эта идея будет прибыльной!

Далеко-далеко, в подземной тюрьме Айзен Соуске сильно удивляется, отчего каждую неделю по четвергам с шести до семи вечера ему так икается…

@темы: Bleach, драббл, юмор

18:47 

Зарисовка

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

У меня осталось 5 драбблов. Соответственно, выложу их в течении пяти дней.

 

Синий воскресный вечер тонким покрывалом накрыл город, просачиваясь в рабочий кабинет. Рюукен любил вот так, в полумраке, складывать бумаги в портфель, готовясь к завтрашнему дню. Казалось, будто стоишь на мостике, готовясь к многометровому прыжку в воду, и собираешься с мыслями. Он методично прокручивал в голове завтрашнее расписание, ставя мысленные галочки рядом с выполненными пунктами: собрание учредителей – доклад готов, заявки на новое оборудование составлены и отосланы секретарю, вопрос с донорским легким разрешен, к послеобеденной операции он готов. Прекрасно. Защелкнув застежки, Рюукен подошел к окну, закуривая сигарету и прислушиваясь к шуму воды в ванной. Сегодня Заэль изъявил желание остаться у него, а сопротивляться пробивному обаянию Гранца не мог даже каменный квинси. А завтра секретарь будет с искренним сопереживанием говорить о том, какой усталый и измученный вид у господина главврача и как мало он отдыхает. Рюкен позволил себе легкую улыбку: отдохнуть с Заэлем действительно непросто. А еще вчера позвонил Урью, намереваясь зайти за книгами, но так и не появился. Странно, у его сына, конечно, было множество недостатков, но слово он всегда держал. Погруженный в свои мысли мужчина не услышал тихого стука в дверь, однако проигнорировать громкое удивленное восклицание Заэля было трудно.
Выйдя в коридор, Рюукен почувствовал, как сердце сдавила когтистая лапа. Метафорически, разумеется, но этого было достаточно, чтобы замереть, надеясь только на то, что на лице не отразится никаких эмоций.
Урью все-таки пришел. И дверь ему открыл не кто иной, как Заэль Аполло Гранц собственной персоной – арранкар, пытавшийся убить юношу в недалеком прошлом. Поэтому дальнейшее развитие событий даже предугадывать не надо было: взращенный на принципах старого маразматика Соукена мальчишка, увидевший выжившего Эспаду, мгновенно воплотил лук, и сейчас кончик синей стрелы упирался точно в ямочку между ключицами Заэля, по белой коже которого медленно стекали прозрачные капли воды, впитываясь в пушистое банное полотенце, обернутое вокруг бедер. Рюукен видел напряженную спину сына и безмерное сожаление в янтарных глазах бывшего Октавы. О нет, тот вовсе не сожалел о том, что раздавил добрую половину внутренних органов младшего квинси, Рюукен не был наивен, чтобы так думать, скорее, это была печаль о том, что арранкар, такой красивый и гениальный – само совершенство! – сейчас покинет этот мир, да еще так глупо: в одном полотенце. Гигай с ограничителем рейяцу не оставлял Заэлю шансов.
Хотя прошло лишь несколько секунд, Рюукену казалось, что он стоит так уже пару часов, наблюдая, как медленно появляется на оцарапанной острым наконечником алебастровой коже капля крови. Это было похоже на замедляющий время яд Куроцучи, о котором рассказывал Заэль. Что делать? Закричать «Обосподибожемойнеделайэтого!» было настолько не в характере квинси, что даже не рассматривалось как вариант. Любые фразы типа «Стой!», «Что ты делаешь?» и прочее стали бы только катализатором неизбежной реакции: мужчина видел, как медленно разжимались пальцы сына, спуская стрелу.
- Трус, - тихий негромкий голос. Он даже смог сделать очередную затяжку.
Сработало. Конечно, что еще ждать от этой ошибки природы. Урью чуть повернул голову, сверкнув очками, и Заэль тут же отвел от шеи стрелу, брезгливо придерживая древко двумя пальцами. Гранц медленно пошел по коридору к Рюукену, оставляя спину незащищенной – да, лук в руках мальчишки опущен, но Исида-старший слишком хорошо знал, как быстро можно его вскинуть и с какой скоростью летит стрела. Дойдя до мужчины, арранкар провел носом по его щеке, будто ластящийся кот, чем заставил Урью потрясенно втянуть в себя воздух. Ну все, сейчас начнется.
- Вот как? – в голосе мальчишки гнев и презрение. Презрение? А какое право этот щенок имеет, чтобы его попрекать?
- Да, так, - небрежно опереться о дверной косяк.
- И почему же я трус? – длинная челка закрывает глаза, но лук, слава богу, он убрал.
- Ты прячешь голову под подушку. Впрочем, чего еще от тебя ожидать? – на выдохе выпустить длинную струю дыма, от чего сын неизбежно поморщится, хоть их и разделяют метры. – Ведь жить, преодолев свои страхи, - это так сложно, - Рюукен с надменной усмешкой говорил всю эту чушь и был готов сказать еще много глупых напыщенных фраз, лишь бы мусор слов вымел из пустой юношеской головы мысли о мести. В чем мужчина никогда не признается, так это в том, насколько ему дорог сын. И в чем не признается даже самому себе: розововолосый ученый тоже стал ему дорог. Меньше всего ему хотелось потерять кого-то их них – тех, кто составлял его привычный уютный мир.
Урью коротко облизывает губы.
- Тебя там не было, - там – это в Уэко Мундо, где квинси до изнеможения сражался со своими копиями, где лежал на камнях, харкая кровью и желчью из-за того, что на его пути попался Октава Эспада.
- Зато я есть здесь, - четыре коротких слова, в которые можно вложить целую лекцию о бесполезности ненависти – ее нерентабельности. Ведь Рюукен мыслил с сугубо меркантильной точки зрения, ему сотрудничество с блестящим ученым было выгодно со всех сторон, независимо от былых деяний Эспады. Гораздо сложнее с Урью, пропитанным дурацкими принципами своего деда. Исиде-старшему оставалось лишь надеяться, что со временем вся эта дурь выветрится. – Твои книги на комоде.
Запихав тома в сумку, юноша, не глядя на отца, открыл входную дверь, но замер на пороге:
- Мне нужно время.
Как только дверь закрылась, Рюукен глубоко вдохнул, прикрыв глаза, и медленно выдохнул. Сигарета, докуренная до фильтра, обжигала пальцы, и он потушил ее о карманную пепельницу. Сзади на плечи легли узкие ладони, тонкие пальцы пробежались по закаменевшим мышцам.
- М-м, да ты сегодня просто герой, - в мурлыкающих интонациях сквозило неприкрытое веселье. – Спас мне жизнь, - Заэль откровенно забавлялся.
Рюукен повернулся к арранкару лицом, осторожно провел пальцем по уже затянувшейся царапине на тонкой коже, притянул к себе.
- И простым «спасибо» ты не отделаешься, - выдохнул он в розовые пряди, неуловимо пахнущие медом.


@темы: Bleach, Заэль, драббл

13:46 

Что-то на гендерсвитч потянуло))) ФемАйзенита))

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Лейтенант Соуске фатально ошибалась: у капитана Хирако никогда не было паранойи. Он просто всегда ждал чуда, внимательно вглядываясь взглядом-буравчиком в свою подчиненную. Мужчина представлял, что еще секунда – и серая мышка одной рукой медленно снимет свои ужасные роговые очки на пол-лица, а второй – распустит туго затянутый пучок вьющихся каштановых колос, затем облизнет свои невозможно пухлые губы и соблазнительно поманит маленьким пальчиком капитана к себе. Он, конечно, не сможет устоять, подхватывая гиб кое тело, целуя и лаская…
- Тайчо!!!
- А, что? – усилием воли Хирако вернулся из мечтаний в реальность. – Айзенита, чего ты так разоралась?
Манящие розовые губки сжались в суровую нитку:
- Тайчо, вы должны, наконец, просмотреть отчет и внести поправки! – девушка продолжала тыкать пухлой папкой в отмахивающегося от нее Хирако, который начал стратегическое отступление в сторону сада.
Синдзи вообще старался не проводить много времени в обществе своего лейтенанта. И его ошибка была не менее фатальной: Айзенита и не помышляла о захвате мира, она лишь украдкой вздыхала и таинственно улыбалась своим мыслям, в которых капитан не сверлил недобрым взглядом, а склонялся над ней, щекоча светлыми прядями, и хвалил за проделанную работу, предлагал помочь с отчетом; она поворачивала голову, встречаясь взглядом с мужчиной – и вот уже бумаги сметены со стола, на котором в страстном порыве сплетаются два тела… Ох уж эти жаркие девичьи фантазии…
- Подпишите!
- Потом! Меня уже здесь нет! – но цепкая ручка уже ухватила за рукав хаори – не вырваться.
«Чокнутая ботаничка!»
«Ленивый раздолбай!»
Горящие злобой взгляды.
Говорят, если два человека очень-очень чего-то хотят, то это обязательно сбудется. Но такой же сильной была вера этих шинигами, что у другого не может возникнуть даже тени подобных мыслей.
Гин, активно грабящий капитанский сад на предмет слив, яблок и вишен, с хитрой улыбкой наблюдал за происходящим действом. Взрослые, они такие глупые…

@темы: Айзен-тайчо-ками-сама, Bleach, Хирако Синдзи, драббл

14:54 

Будни вайзардов. Ни о чем.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Белые зубы со злостью впились в желтую мякоть:
- У-у-у, какая кислятина! Хиёри, знаешь, а ты похожа на этот лимон.
- Чего-о? – девочка, лежащая на дощатом полу, резко откинула руку за голову – ладонь врезалась во что-то твердое.
- Моя моська! – валяющийся сзади Хирако схватился за нос. – Да, дорогуша, ты похожа на лимон. Вредный и кислый, - он приподнялся на локте, шумно прихлебывая из стоящей рядом кружки. – Маширо – на апельсин, оранжевенький и такой же неадекватный. А Лиза… Лиза? А?
Хиёри почесала щеку и включилась в игру:
- На черешню!
- М-м, развратная черешня, - протянул Синдзи.
Оба захохотали, но смех парня перешел в хрипящий кашель.
- По спине похлопать? – Хиёри лениво повернула голову на звук.
Уже побагровевший, с выступившими в уголках глаз слезами, Хирако помотал головой:
- Не-а, мне отбитые легкие пока не нужны, - он отхлебнул еще чаю, смакуя на языке терпкий травяной вкус, повел плечами: - Сквозняк по позвоночнику тянет.
- Угу, полежи еще немного - вдобавок к своему ОРЗ подхватишь воспаление легких и умрешь в страшных муках! Так и быть, я куплю тебе самый шикарный венок, - она всегда была такой доброй девочкой. – Вставай, балбес!
Хирако помотал головой:
- Ты только посмотри, как тут красиво! – он помахал рукой вокруг себя. Через большое окно мансарду освещало яркое солнце, щедро окрашивая в золотистый цвет, и в его лучах неспешно дрейфовали мириады пылинок, кружась в диковинном танце. Хиёри, которой непослушный лучик пощекотал кончик носа, чихнула.
- Грязища у тебя тут, как в свинарнике! Ты вообще знаешь, что такое пылесос?
- Ты женщина, тебе это знать и положено, - отмахнулся блондин. Девочка только хмыкнула. В конце концов, в ее комнате было не чище.
- А хорошо вот так просто лежать и болтать ни о чем, - Саругаки задумчиво покачивала сползшим шлепком.
- Это все, что нам теперь остается.
Вдруг Хиёри, в лучших традициях восточных единоборств, одним прыжком оказалась на ногах.
- Чуть не забыла! Лиза же сказала поставить тебе горчичники! – и, не обращая внимания на мотающего головой вайзарда, продолжила: - Десять штук! Так что готовь свою цыплячью грудку!
- Что-о? Да я мужчина в самом расцвете сил! – он горделиво приосанился. Конечно, если это можно сделать, лежа на полу. – К черту десять, обойдемся одним!
- Тринадцать!
Синдзи театрально сделал фейспалм и покачал головой:
- Ты совсем не умеешь торговаться.
- Пятнадцать!
- Ладно-ладно! – вскинулся Хирако. – Согласен на десять. Но ставить мне их будешь лично ты, ме-едленно-ме-едленно, чтобы я наслаждался каждой секундой прикосновений твоих маленьких корявых ручек.
- Хирако, ты больной псих, ты в курсе?
В подтверждение ее слов Синдзи снова закашлялся.
- Да, я болею. Мне нужна тишина, покой и отсутствие тяжелых тупых предметов в опасной близости от моей драгоценной персоны. Иди уже.
Показав ему язык, Хиёри исчезла за дверью. Вайзард закинул руки за голову и вздохнул полной грудью. Заболеть в июне – это еще надо умудриться. Но жизнь от этого была не менее прекрасной.

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

Праздник, который всегда с тобой

главная