ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: размещение авторских драбблов, фанфиков, стихов и артов (как целиком, так и частично) на сообществах, личных дневниках и иных ресурсах СТРОГО запрещается без уведомления автора, т.е. меня. Будем вежливы друг к другу. Я не приемлю поливание грязью за глаза.

Оскорбительные записи, сделанные от Гостя, будут немедленно удаляться. Сделал гадость - отвечай за нее.

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:54 

Вечер отчаянного фапа)))

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Немножко пристойности, отчаянно выливающейся в...
... в непроизвольные сокращения пальцев рук в хватательных движениях...

@темы: жизненное, киномания, William Fichtner

20:56 

Элизиум: впечатления, адские спойлеры

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
«Элизиум: рай не на Земле».
Первая мысль: есть фильмы и похуже. Гораздо хуже. Так что жаловаться особо не на что: за что заплатили – то и получили.
Вторая мысль: пошел в жопу, Мэтт Дэймон (далее - МД). Серьезно, мужик, спасибо, что умер. Спойлер!
Сюжет в двух словах: люди живут на земле в грязных лачугах наподобие латиноамериканских трущоб (и латиносы там повсюду – режиссер очень четко дал понять, во что превращается Америка), болеют, тяжко вкалывают, а над Землей колечком Мерседеса болтается Элизиум, где живет и благоденствует элита. И Джоди Фостер.
Показывая страдания болеющих земных детишек, в нас активно зарождают ненависть к правящему классу, что выливается в традиционное, особо понятное русскому народу: «долой цариизм, землю – крестьянам!». Как будто от этого все действительно изменится, и мир станет лучше. Что за бред, господа? Нас кормят очень тухлой кашей…
После начальственных втыков за излишне жестокое обращение с нелегальными вторженцами Джоди Фостер затеяла государственный переворот, в котором решающая роль отводилась мозгам Уильяма Фихтнера (о няшке поговорим отдельно =) ). Дальше шаблонно: нужная информация оказывается у МД, за которым Фостер посылает своего подпольного психопата наемника, который попутно берет в заложники подружку детства МД (опять же - латина) с внебрачным ребенком. Вся компания бодро падает на Элизиум.
Я честно ожидала от такой стервоняшки, как Фостер, чего-то… м-м-м… эдакого. Но явно не быстренькой смерти с осколком зеркала в глотке. Таким нехитрым приемом режиссер решил опустить прекрасный уровень политических интриг до банального мордобоя между бравыми мужичками наемником и МД. Все. Финальное кривое чукалово (убейте оператора и переснимите эпизод заново!) в няшных экзоскелетах (ребята, хватит завидовать Тони Старку, это немодно), информацию из мозгов МД сливают в систему Элизиума, и счастливые черные детки Земли, теперь на легальной основе, бегут к врачебным капсулам. Занавес.
А, ну да, и Мэтт героически окочуривается при выгрузке информации. Но не то, чтобы это сильно огорчило его подругу детства.
Теперь о главном – НЯШКО. Пять не шибко запоминающихся сцен и нелепая смерть ближе к середине фильма. Несмотря на это, он прекрасен: такую органичную высокомерную ублюдочность еще надо уметь выдавать. Как он брезгливо смотрел на корчащегося от радиации МД: «У него уже слезла кожа? Не хотелось бы потом тут все менять…». Или шиканье на бригадира рабочих: «Не дыши на меня! Закрой рот!» Да-а… Холеная мордаха. Тавро «Riche» на скуле (безупречной…). Костюм. Осанка. Красный галстук. Шаттл «Бугатти». Черт возьми, никто не смеет дышать на этого бога!!! Мозговитого, судя по всему, раз он смог написать программу перезапуска Элизиума (что он с такими мозгами сидел на вонючей фабрике, а не тискал мамзелек на Элизиуме, неясно).
Умолчим о том, что WF был подстрижен-покрашен, как Кобзон. Все равно шикарен, особенно красный галстук. Да, уже говорила, но эта вещь стоит повторного упоминания)))) Скончался он в банальном фиолетовом, и это было совсем не айс. Ну это ж надо было остаться сидеть прямо посреди перестрелки, у всех на виду. Где хваленые мозги?
Плюсы фильма:
1) НЯШКО (но мало и невнятно).
2) Экзоскелеты, увеличивающие мощь. Оторвать голову роботу – это было круто.
3) Гранаты, разносящие людей на мясной фарш.
4) Энергетический щит, защищающий от прямых автоматных очередей.
Минусы: собственно, сам фильм, но несколько непоняток можно выделить особенно.
1) «Собственная атмосфера» Элизиума. СЕРЬЕЗНО, блеать? Без комментариев.
2) Няшко истекает кровью от пули в грудь, а наемника, которому пол-лица снесло нах гранатой, успевают дотащить до врачемной капсулы. Да он бы сдох от болевого шока сразу же.
3) МД бодро бегает после смертельной дозы облучения. МД бодро бегает с распоротым животом. Да этот МД, я смотрю, вообще бодро бегает!
4) Здесь я, скорее всего, чего-то недопоняла, но WF, загрузив в себя информацию, ставит ограничитель: при выгрузке – смерть. Что, собственно, с МД и приключилось (а нам его не жаль, а нам его не жаль, бе-бе-бе). А как он сам собирался эту инфу Фостер передавать?
5) В финале дроиды отказываются арестовывать приятеля МД, мотивируя, что он теперь тоже гражданин Элизиума. А как тогда элизиумцы обезвреживали своих поехавших крышей от роскоши сотоварищей? Видимо, волшебное слово «пожалуйста» было там в почете.
Вот, собственно говоря, и все. Итог: надо пересмотреть Темного рыцаря: там няшко в том же амплуа, но в миллион раз круче))))

@темы: киномания, William Fichtner, Elysium, рецензия

21:44 

Ночь (по Побегу из тюрьмы)

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Обнаружила среди документов нацарапанный давным-давно фанфик по Побегу из тюрьмы. Жаль не выложить, он достаточно неплохой, на мой взгляд.

 

Название: Ночь

Персонажи: Махоун, Лэнг

Рейтинг: PG-13

 

Снова наступала неизбежная ночь, когда кошмары кружились над изголовьем черными аморфными осьминогами. Изредка один из них отделялся от общей массы, впиваясь щупальцами в лицо лежащего на койке человека. Это не страшно – естественный ход жизни, хуже было то, что человек не спал, получая полное представление об обратной стороне снов. Он бы отдал все, чтобы кошмары ушли, оставили его, наконец, в покое, позволили заснуть, забыться, уйти от подкашивающей реальности. Он бы отдал все… Если бы было что отдавать.

Кошмары опускались, и мышцы деревенели, застывая, по вискам начинал течь ледяной пот, когда шершавые присоски касались кожи, намертво впиваясь в волокна. Впрочем, не то, чтобы он хотел что-либо сделать. Слишком много боли, слишком много вины – их можно было пить прямо из воздуха, смакуя, словно дорогое выдержанное вино. Когда-то, в своей второй жизни, он стал бояться темноты, потому что тогда приходили они – призраки всех тех, кого он прямо или косвенно отправил во тьму: бульдожья ухмылка Оскара Шейлза, обиженный взгляд Дэвида Аполскиса, золотое распятие Джона Абруцци, безумные патлы Чарльза Патошика и множество других, безликих, чьих имен он не знал, да и в голову не пришло бы поинтересоваться. Они улыбались, говорили, тянули руки, пытаясь ухватить, утянуть за собой в бесконечную бездну. Их еще не так много, пальцы призраков прозрачны и оставляют на коже только липкий холод, но речи… о-о, их речи сводят с ума, напоминая о неизбежности расплаты. Нет, не все так ужасно, с этим можно справиться: изнуряющая работа, выплески адреналина или же слоновьи дозы успокоительного, типа воротрила. «Волшебная пилюля Морфеуса», безусловно, отогнала бы инферналов, она выключает им звук, лишая единственного средства воздействия, а с их лицами можно смириться, он уже так и сделал, свыкшись, что за плечом Скофилда нет-нет да и мелькнут глаза Психа.

Но теперь не помог бы даже воротрил. Потому что, дав призракам умерших накричаться и нажаловаться вволю, приходил Он. Приходил постоянно, и вот здесь начинался настоящий кошмар, тот ад, от которого не избавит даже смерть. Мертвые преступники расступались, пропуская вперед чистую светлую душу – маленького улыбающегося мальчика с огромными карими глазами, доставшимися ему от матери. Кэмерон.
- Привет, папа.
- Здравствуй, приятель, - беззвучно шепчут пересохшие губы.
- Ты на меня не сердишься? – этот тихий голос не заглушить ни наркотикам, ни алкоголю. Да он и не пытался, он заслужил эту боль, тупую и тянущую, будто сердце выдирают из груди прямо через ребра. Он должен был быть рядом, он должен был быть рядом, он должен был… Посеешь ветер – пожнешь бурю.
Малыш приходит снова и снова, улыбается, тянет ручку – и Алекс захлебывается океаном своей вины. Без надежды на искупление или прощение. Добровольно тонет, не пытаясь бороться, осознавая смысл слова «вечно».
Но однажды… Однажды в темноте появилась еще одна пара карих глаз. Глаз, у которых так много выражений: амбициозность, азарт, ум, преданность, сопереживание и, все чаще, неясное зовущее тепло. Темная кожа сливается с мраком комнаты, и присутствие еще одного зрителя инфернальной экзекуции выдают только яркие белки глаз. Новый визитер с ужасом смотрит на мечущееся в агонии тело, порывается подойти, но тени мертвых преграждают путь, хватают за ткань извечного делового костюма, облегающего гибкую фигуру, словно вторая кожа. Тщетно: над ней у них власти нет.
Когда теплые пальцы ложатся на лоб, внутренняя пружина резко разжимается, возвращая время, чувства и эмоции. Стирая слово «вечность», сложенное из осколков льда. Зачем оно, когда есть только здесь и сейчас, когда можно прижаться к теплому телу и, не стыдясь ничего, выплакать из души осколки дьявольского зеркала, не дающие уснуть, приманивающие кошмары.
- Тише, тише, все хорошо, - легкие поглаживания по волосам. – Отпусти его.
- Что?
- Дай ему уйти, - мягкие губы касаются лба, заставляя расслабиться.
Мальчик улыбается, машет рукой – да, его здесь нет, это просто тень, тень, которой быть не должно, пусть идет. Мы еще увидимся, приятель. Просто позже. И он медленно развоплощается, растворяясь в черных вязких волокнах. Но другие так легко сдаваться не хотят, они не оставят свою добычу – законную добычу.
Женщина снимает с шеи серебряный медальон-монету, вкладывает ему в ладонь, крепко сжимая своей. И призракам нечего противопоставить священному металлу, они могут только бессильно шипеть, исчезая.
- Не в то время, не в том месте, Фелиция? – слабая измученная улыбка.
Она прижимается еще теснее, хотя койка слишком очевидно не рассчитана на двоих.
- Сейчас. И время, и место, - ее губы не дают произнести ни слова. Да и зачем слова, когда до утра так мало времени, а нужно успеть сказать многое – теплом, движением, легким смехом.

Утром федеральный агент Фелиция Лэнг проснется в своей квартире во Флориде с ощущением, что случилось что-то важное, и главное только вспомнить что.
Утро встретит разыскиваемого престуника Александра Махоуни по-прежнему в Лос-Анжелесе, и в руке, взявшись непонятно откуда, обнаружится давным-давно отосланная обратно владелице серебряная монетка-медальон, немного потемневшая, будто ей пришлось изрядно потрудиться, защищая обоих своих хозяев.

 



запись создана: 14.01.2011 в 12:11

@музыка: Пикник - Самый звонкий крик - тишина

@настроение: лирическое

@темы: фанфик, творчество, Побег из тюрьмы

14:38 

Одинокий рейнджер: фанфикшн - 4

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Название: Тяжкая доля Ребекки Рид
Фэндом: Одинокий рейнджер
Персонажи: Ребекка Рид/Бутч Кавендиш, Джон Рид, Дэнни Рид
Рейтинг: R
Жанр: стеб
Дисклеймер: Дисней, мои соболезнования
Примечание: Идея спасения совершенно чудесным образом изображена Katze_North.

Ребекке определенно не везло с мужчинами.
И это несмотря на всю степень восхищения во взглядах, которыми ее провожали и юные неоперившиеся птенцы, и убеленные сединами бронтозавры, когда она прогуливалась по улице. Впрочем, утки были редкими птицами в Техасе, что и могло объяснить причины подобной популярности. Женщина огорченно почмокала своим клювиком: родной муж появлялся дома разы в годы, и то мимоходом – как они вообще умудрились зачать ребенка, оставалось для самой Ребекки большой загадкой. А когда появлялся, то упорно отказывался замечать всю ее утиную сногсшибательность, требуя тушеного мяса и выпивки, после чего дотошно выспрашивал, откуда у нее взялся новый шейный платок или зеркальце.
Еще большим разочарованием стал сынок Дэнни. Ну вот послал же Бог малахольного с нервным тиком! Определенно, дурная кровь, насквозь пропитанная тушеным мясом.
Ухаживания Лэйтема Коула были проблеском надежды на небосклоне ежедневных работ в поте лица на ферме. Даром что импотент, так она уже и забыла, когда в последний раз видела мужские гениталии. Каждую ночь, уложив Дэнни спать (Мама! под моей кроватью монстр, я знаю! И в шкафу тоже. Ну и что, что уже проверяла, посмотри еще раз! ААА!), Ребекка мечтала о большом светлом доме и о шелковых перчатках, скрывающих ее мозолистые руки. И она знала, что все это может стать реальностью, нужно лишь правильно разыграть карты: вешающихся на шею стряхивают, за неприступными – бегают, и ее игра была в самом разгаре, когда случилась одна маленькая досадная неприятность. Ее золотого мерина убили. Вот же ***!
Джон Рид был хуже всех. Очаровав ее своими оленьими глазами и квадратным подбородком, молодчик смылся на север на долгие восемь лет, откуда вернулся махровым пацифистом с учебником по праву, крепко зажатым под мышкой. А когда она, в шикарном белом платье в сельский цветочек, уже готовилась принимать предложение руки и сердца (что еще обязан сделать мужчина после таких жарких поцелуев на коне?!), он банально сбежал, прикрывшись какой-то возвышенной чушью и оставив ее с маленьким ребенком одну-одинешеньку. С пепелищем вместо дома.
Так что все проблемы, как всегда, приходилось решать самой, не надеясь на помощь так называемой сильной половины человечества. Решение номер один состояло в прогулке вдоль рельс в надежде найти оброненный в пылу драки серебряный слиток. А лучше пару десятков, ибо постройка нового дома – занятие не из дешевых.
Чего Ребекка точно не ожидала найти, так это Бутча Кавендиша, мерно покачивающегося на сосновой ветке. Она потрясла головой, надеясь, что это чудо селекции окажется миражем, но нет, толстый сук крепко держал брючный ремень бессознательного, но вполне себе живого бандита. Не то, чтобы она сильно злилась на него за смерть Дэна: в своих послеполуденных грезах женщина избавлялась от муженька, отлынивающего от тяжелой работы, куда более жестокими способами, так что съеденное сердце она вполне могла простить. Еще одним плюсом в копилку старого разбойника стало то, что днями ранее, в поезде, миссис Рид случайно подслушала беседу членов шайки о том, что у хитрого Бутча припрятано-таки на черный день. И судя по всему, не слабо.
Последнее обстоятельство решило исход дела: Ребекка Рид подстреленной утицей помчалась к развалинам фермы. Конь, сбежавший во время атаки псевдоиндейцев, вернулся домой на следующий день, а вот с прочим скарбом дело обстояло куда хуже, так что некоторые вещи пришлось одалживать у сердобольных соседей. Так что к дереву с его чудо-плодом она подъехала во всеоружии. С трудом поставив телегу точно под висящим грузом (ох, не женское это дело – парковка!), она привязала, для надежности, лестницу к стволу и полезла наверх. Дерево отозвалось натужным скрипом.
- Не так уж много я и вешу! – оскорбилась домохозяйка.
Скрип-скрип. Скриииип.
- Ой, да молчи уже!
Достигнув нужной высоты, она принялась пилить сук. От скрежета тупой, как население Колби, пилы и тяжелого сопения Ребекки Бутч пришел в себя.
- Мам-ма, - только и успел вымолвить он, прежде чем полетел рожей прямо в сено, где снова отрубился. Очевидно, слой был недостаточно толстым.

Главным достоинством фермы, помимо ее хозяйки, конечно, был обширный и глубокий погреб, служивший отличный холодильником посреди жарких прерий. Чудом не выгоревший при пожаре, он стал отличным местом, где можно допрашивать привязанного к стулу человека. А вопли жертвы ее сверхчувствительный сынишка, спящий в палатке на останках амбара, спишет на ночных монстров.
Сначала она пыталась давить на жалость:
- Нет, ну пойми! У меня ребенок не кормленный, конь не кормленный, муж мертвый и тоже, заметь, не кормленный! А я – слабая и хрупкая женщина!!! – она склонилась над Кавендишем, почти соприкасаясь носами, и вкрадчиво спросила: – Разве Иисус не учил нас делиться с ближним своим?
Наверное, во время этих поучений разбойник куда-то отлучился, потому что делиться Бутчу совершенно не хотелось. Однако нездоровый блеск в глазах Ребекки не то, чтобы пугал, но настораживал изрядно. Женщина шутить, очевидно, не собиралась и перешла ко второй стратегии ведения переговоров.
Раскаленная кочерга Бутчу не понравилась c первого взгляда. Он сразу высказался, что они не подходят друг другу и лучше бы ей быть где угодно, лишь бы подальше от его лица. Но решительно настроенную женщину его слова интересовали мало. Постепенно приближая конец железяки к бешено вращающемуся глазу бандита, пытающегося вдавиться в стену, она по пунктам, с подробным описанием, изложила весь список развлечений на сегодня. Особенно многообещающе прозвучало про «финальный омлет», после чего Большой бутч и два Младших бутченка были почти готовы к тому, чтобы отдать серебро этой сумасшедшей бабе и остаться целыми-невредимыми при своем хозяине.
Как всегда бывает в подобных случаях, эпичный момент был нарушен самым неожиданным образом – в люк погреба свесилась голова Джона Рида:
- Ребекка! О, господи! – это уже он заметил Бутча и неловко спрыгнул вниз, попутно разбив банку помидоров. Его сноха закатила глаза. – Он напал на тебя, да? Ты в порядке? Теперь тебе не уйти от правосудия, подлый трус!! – в глазах молодого человека пылал священный огонь Фемиды и пара-тройка центнеров пафоса. То, что «нападающий» привязан к стулу, прокурора не смущало.
Ребекка покосилась на Бутча: «Последний шанс. Где серебро?»
«Ни за что!» – Кавендиш изо всех сил пытался растянуть удерживающие его веревки. Безуспешно, в узлах фермерша толк знала.
«Повесят, ой, повесят…»
Убедившись в бесплодности своих усилий, Кавендиш обмяк.
«Твоя взяла. Отведу».
Удовлетворенно кивнув, она повернулась к Джону:
- Как ты вовремя, дорогой! – женщина наступала на Рида, почти тараня грудью: - Он признался, что в семидесяти милях к югу у бандитов встреча! И они замышляют что-то ужасное!! – ее руки непрерывно порхали по траектории «бюст – щеки – плечи Джона», отвлекая, не давая сосредоточиться на смысле слов: - Ты же Одинокий рейнджер, гроза бандитов! Защитник невинных! Только тебе по силам справиться с этой поганью. Скачи скорее, ты должен успеть предотвратить их злодеяния! – за ее спиной Бутч уже хрюкал от смеха. Только полный осел поверил бы в такой бред. Джон Рид купился.
Вытолкав деверя и уверившись в его поспешном отъезде, Ребекка вернулась к Кавендишу:
- Выезжаем на рассвете.
- Тогда развяжи меня.
При всем своем простодушии она была не настолько наивна. Скрутить шею ей Бутчу ничего не стоит, он же мужчина. Мужчина… Она посмаковала это слово, оглядывая Кавендиша оценивающим взглядом: а ведь вполне себе ничего, на безрыбье, как говорится… К тому же это верное средство сделать бандита малость сговорчивей.
Ребекка приблизилась так, что ее бюст оказался прямо на уровне глаз сидящего:
- Кажется, кое-кто обещал меня распробовать… И подло испарился. А обманывать ожидания бедной вдовушки – это просто ужасно.
Когда Бутч понял, что от него хочет эта безумная с нехорошим взглядом, ему стало не по себе. Что за гнусные инсинуации!
- Не-не-не-не-не! Я же пошутил! Южный юмор, знаешь ли, – замотал он головой, но миссис Рид уже активно щупала его гульфик. Определенно не подающий признаков жизни. – Ничего подобного и в мыслях не было. Я джентльмен! – он применил последний козырь.
- Тогда хорошо, что я – нет, - она расстегнула пуговицы ширинки и решительно опустилась на колени.
Черт подери… Конечно, Ребекка Рид – чокнутая бабенция, мужа которой он распотрошил и немножко пожевал, но рот есть рот, особенно такой горячий, влажный, с юрким язычком. Довольная результатом, женщина поднялась и, подобрав юбку, оседлала уже куда меньше сопротивляющегося Бутча. Все бы ничего, не раздайся за спиной голос Дэнни:
- А что это вы тут делаете?
Ребекка злобно щелкнула клювом.
- Мама играет с дядей в лошадок. Иди в постель!
Ребенок остался стоять на месте:
- Мне не спится.
- А ты попробуй! – рявкнула женщина, и мальчик ушел, шепнув напоследок, что лошадки делают это по-другому.
И без того хрупкое, душевно-физиологическое равновесие Бутча было нарушено окончательно. Провозившись еще немного, Ребекка раздраженно прорычала:
- Да что же это за жизнь?! Ни одного нормального мужика! Сплошные импотенты попадаются… – она в сердцах плюнула на землю, отвесила бандиту оплеуху и отправилась спать.

Дэнни удалось сбагрить соседям, наскоро состряпав сказочку про тетушку из Сан Антонио, оставившую ей небольшое наследство. К сожалению, без возврата телеги, одолженной ранее, Дэнни эти люди широкой души приютить отказывались, так что на преодоление всего пути к богатству у них с Бутчем была одна лошадь на двоих.
Нужно сказать, что путешествие в духе «Хороший, плохой, злой», будучи привязанным к лошади на длинной веревке, Бутчу не нравилось категорически. Уже битый час он ныл про тяжелую жизнь, профессиональные бандитские травмы и, как следствие, больные колени и слабый мочевой пузырь. Заткнуть этот фонтан красноречия невыспавшейся (трижды за ночь Дэнни, которому снились кошмары про маму и дядю, играющих в лошадок, надувал в матрас, а ей приходилось все убирать) Ребекке удавалось, только усадив его в седло. Самой при этом ничего не оставалось, как идти пешком; лучше так, чем давать Кавендишу возможность отобрать ее новенький «смит-и-вессон», ведь тогда, можно было не сомневаться, ее путь завершится под ближайшей же скалой.
С горем пополам, но они добрались до нужного ущелья, в расселине которого были укрыты заветные мешки. Ребекка приободрилась настолько, что даже перестала резко дергать веревку, подгоняя Бутча, словно тот был собачкой, задравшей ногу на фонарный столб. И ее воодушевление продержалось ровно до того момента, как перед их глазами предстала чисто выметенная пещерка. Пустая пещерка.
Миссис Рид подобрала с земли клочок бумаги, на котором было что-то коряво нацарапано:
- Дорогой Бутч! Всю жизнь я чувствовал себя не на своем месте, находясь в мужском теле. Но случилось чудо: я узнал, что целители далекого Сиама могут исправить мое несчастье. И все благодаря твоей щедрости! Дай тебе Бог здоровья! Вечно твой, Скинни, - прочла она. – Скинни – это который?
- В женском чепце, - угрюмо ответил Бутч, все еще переваривающий послание.
- Тот, что мерил платье моей экономки?
- Угу.
- Вот педрила, - ёмко выразила свое мнение женщина.
Они стояли посреди скалистой прерии без гроша за душой. Будущее абсолютно не радовало что старого бандита, что мать-одиночку. На горизонте маячила унылая перспектива вдовьей пенсии, тяжелой наемной работы и одиноких вечеров. Она еще раз оглядела Бутча, прикидывая потенциал, что-то обмозговала и решила:
- Ограбим банк.


@настроение: пробивает на муах-ха-ха

@темы: киномания, фанфик

21:22 

Одинокий рейнджер: фанфикшн - 3/2

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Второй вариант развития событий. Начальный кусок, одинаковый для обоих вариантов, дублирую для целостности исполнения.

Название: Чудесное спасение Бутча Кавендиша
Фэндом: Одинокий рейнджер
Персонажи: Бутч/Рэд
Рейтинг: махровое NC-17
Жанр: драма
Предупреждение: смерть персонажа
Дисклеймер: Дисней, лучше бы ты снял еще тома и джерри…

Она пришла туда под вечер. Уже остывшие искаженные обломки вагонов, деревянные щепы стен – все это или огромной грудой перегораживало рельсы, будто футуристическая скульптура, или было разметано по кустам и опушке леса. Завалы пока не разбирали, решив сначала воздать почести мальчишке в дурацкой маске. Ох, и наворотил же этот юнец!
Где-то там, под тоннами железа лежал он – вспыльчивый, лезущий на рожон идиот, обменявший пеньковую веревку на груду тяжелого металлолома. Зачем Рэд пришла сюда, одна, она сказать не могла. Прошептать последнее «прощай» над могилой некогда любимого человека – бред, ее сентиментальность резко улетучилась вместе с правой ногой. Яростно плевать на железное надгробие тоже не хотелось.
Вздохнув, женщина сложила кружевной зонтик, огляделась по сторонам и заметила футах в десяти от дороги поляну горечавок. Если уж притащилась неведомо зачем, так хоть какую пользу из этого надо бы вынести – тяжело припадая на протез, она направилась к цветам. Согнувшись, чтобы сорвать первый стебель, Рэд заметила на траве с краю поляны кровь, довольно щедрый мазок, и примятые листья вокруг, будто здесь протащили что-то… да, вполне человеческих размеров. Она неосознанно закусила губу: желание узнать, что там, за листьями папоротника, боролось в ней со здоровым опасением за собственную безопасность: ее костяная нога, кто б спорил, хороша, но явно не как оружие быстрого реагирования. А напороться на медведя или хотя бы волка – удовольствие сомнительное.
Традиционно победило женское любопытство. Подобрав подол платья, чтобы его не изорвали колючки, рыжеволосая мадам медленно пошла по колее примятой травы, зонтом раздвигая ветки на уровне глаз. Идти ей довелось недалеко: прямо под малиновым кустом лежало тело – изодранное, кровавое, чудовищно неестественное на фоне зеленых растений. Бутч Кавендиш собственной персоной. Он даже сдохнуть – горькая усмешка скривила алые губы – не мог без приключений, как нормальные люди. В полубессознательном состоянии, со сломанной в нескольких местах ногой, но все равно полз… Мертвее мертвого, конечно, но для очистки совести женщина слегка тыкнула кончиком зонта под ребра бандита и рефлекторно отскочила, когда вдруг на нее через мутную пелену боли уставились ярко-голубые глаза.
- Твою ж да раз эдак!.. – ёмко прокомментировала ситуацию Рэд. – А гусеничка-то живая.
Губы Бутча зашевелились, силясь что-то сказать, и на них выступила кровь. Дыхание было неглубоким и прерывистым из-за переломанных ребер, одно из которых прорвало кожу и теперь торчало осколком кости. Очень нехороший вид. Яркий пример того, что в противостоянии человека и поезда всегда выигрывает последний.
А глаза все так же смотрели на нее, и в этом взгляде было что угодно, но не мольба о спасении. Конечно, Бутч Кавендиш слишком горд, чтобы умолять. Как обычно. Женщина устало прикрыла глаза, собираясь с мыслями. Зачем она вообще потащилась в такую даль? И что теперь делать? Рэд была умной женщиной, а потому весьма не любила излишних усложнений устоявшегося уклада. Хотелось просто развернуться и уйти.
Что она, собственно говоря, и сделала, не обращая внимания на приглушенные стоны у себя за спиной. Паршивый ублюдок, несмотря на гонор, прекрасно понимал, что без ее помощи ему не выжить. Вот и славно. Вот и пускай мучается, - думала она, продираясь через кусты.

Вариант 2. Comfort
читать дальшеРэд не лгала насчет переезда в Сан-Франциско. Просто не уточнила, на чьи именно деньги собирается начать новую жизнь.

@музыка: Lana Del Rey - Dangerous Girl

@настроение: пиф-паф, чмок-чмок)))

@темы: киномания, фанфик

21:23 

Одинокий рейнджер: фанфикшн - 3

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Это бивариантная история. Начало у нее одно, а затем, от определенного момента, события могут развиваться по двум направлениям. Сегодня я представляю вашему вниманию первый вариант.

Название: Чудесное спасение Бутча Кавендиша
Фэндом: Одинокий рейнджер
Персонажи: Бутч, Рэд
Рейтинг: R
Жанр: драма
Дисклеймер: Дисней, лучше бы ты снял еще тома и джерри…


Она пришла туда под вечер. Уже остывшие искаженные обломки вагонов, деревянные щепы стен – все это или огромной грудой перегораживало рельсы, будто футуристическая скульптура, или было разметано по кустам и опушке леса. Завалы пока не разбирали, решив сначала воздать почести мальчишке в дурацкой маске. Ох, и наворотил же этот юнец!
Где-то там, под тоннами железа лежал он – вспыльчивый, лезущий на рожон идиот, обменявший пеньковую веревку на груду тяжелого металлолома. Зачем Рэд пришла сюда, одна, она сказать не могла. Прошептать последнее «прощай» над могилой некогда любимого человека – бред, ее сентиментальность резко улетучилась вместе с правой ногой. Яростно плевать на железное надгробие тоже не хотелось.
Вздохнув, женщина сложила кружевной зонтик, огляделась по сторонам и заметила футах в десяти от дороги поляну горечавок. Если уж притащилась неведомо зачем, так хоть какую пользу из этого надо бы вынести – тяжело припадая на протез, она направилась к цветам. Согнувшись, чтобы сорвать первый стебель, Рэд заметила на траве с краю поляны кровь, довольно щедрый мазок, и примятые листья вокруг, будто здесь протащили что-то… да, вполне человеческих размеров. Она неосознанно закусила губу: желание узнать, что там, за листьями папоротника, боролось в ней со здоровым опасением за собственную безопасность: ее костяная нога, кто б спорил, хороша, но явно не как оружие быстрого реагирования. А напороться на медведя или хотя бы волка – удовольствие сомнительное.
Традиционно победило женское любопытство. Подобрав подол платья, чтобы его не изорвали колючки, рыжеволосая мадам медленно пошла по колее примятой травы, зонтом раздвигая ветки на уровне глаз. Идти ей довелось недалеко: прямо под малиновым кустом лежало тело – изодранное, кровавое, чудовищно неестественное на фоне зеленых растений. Бутч Кавендиш собственной персоной. Он даже сдохнуть – горькая усмешка скривила алые губы – не мог без приключений, как нормальные люди. В полубессознательном состоянии, со сломанной в нескольких местах ногой, но все равно полз… Мертвее мертвого, конечно, но для очистки совести женщина слегка тыкнула кончиком зонта под ребра бандита и рефлекторно отскочила, когда вдруг на нее через мутную пелену боли уставились ярко-голубые глаза.
- Твою ж да раз эдак!.. – ёмко прокомментировала ситуацию Рэд. – А гусеничка-то живая.
Губы Бутча зашевелились, силясь что-то сказать, и на них выступила кровь. Дыхание было неглубоким и прерывистым из-за переломанных ребер, одно из которых прорвало кожу и теперь торчало осколком кости. Очень нехороший вид. Яркий пример того, что в противостоянии человека и поезда всегда выигрывает последний.
А глаза все так же смотрели на нее, и в этом взгляде было что угодно, но не мольба о спасении. Конечно, Бутч Кавендиш слишком горд, чтобы умолять. Как обычно. Женщина устало прикрыла глаза, собираясь с мыслями. Зачем она вообще потащилась в такую даль? И что теперь делать? Рэд была умной женщиной, а потому весьма не любила излишних усложнений устоявшегося уклада. Хотелось просто развернуться и уйти.
Что она, собственно говоря, и сделала, не обращая внимания на приглушенные стоны у себя за спиной. Паршивый ублюдок, несмотря на гонор, прекрасно понимал, что без ее помощи ему не выжить. Вот и славно. Вот и пускай мучается, - думала она, продираясь через кусты.

Вариант 1. Hurt

@настроение: мяско!!!!

@темы: киномания, фанфик

10:15 

Одинокий рейнджер: фанфикшн - 2

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Название: Истинное лицо Бутча Кавендиша
Фэндом: Одинокий рейнджер
Персонажи: Бутч и его шайка(-лейка)
Рейтинг: PG-13
Жанр: юмор, зарисовка
Дисклеймер: спасибо Диснею за счастливое детство
Примечания: внешность порою бывает обманчива…

Репутация превыше всего. Один из самых эффективных механизмов социального контроля. Действительно, кто в здравом уме пойдет против одержимого маньяка-людоеда?
Только необходимость поддерживать эту самую репутацию заставляла сейчас Бутча под палящим солнцем пилить тупым ножом брюшину Дэна Рида. Скривившись, он сунул руку в подозрительное месиво, пытаясь нащупать сердце, но в пальцы упорно лезли то кишки, то селезенка, а это, кажется, вообще почка, но точной уверенности не было: академические познания Кавендиша в анатомии были крайне скудны. Копаться в еще теплых внутренностях было все равно, что тонуть в вязкой трясине луизианских болот, куда Бутча как-то занесло во времена лихой молодости, и приятным это ощущение мог бы назвать только спятивший садист.
Наконец искомое нашлось. Только вот вырываться эффектным жестом наружу решительно отказывалось, и, чтобы заполнить образовавшуюся паузу, пришлось немного свирепо порычать, что вызвало шок и трепет у столпившейся на почтительном отдалении банды. Хорошо, пускай боятся.
На вкус – будто вяленая подошва изношенного ботинка, остро пахнущая кровью. И даже крепким зубам с трудом удается разжевать жесткие прожилки.
Кто и с какого перепугу вообще решил, что ему нравится человечина? Подумаешь, откусил одному мудаку ухо в пьяной потасовке! Ведь тот прижал его так, что только зубы и оставались свободными. Или эти салунные бабёнки… В кои-то веки решил проявить игривость, а они давай орать, что их жрут заживо. Тьфу, дуры набитые.
К горлу подступил противный комок. Так, самое главное – дышать, ровно и спокойно дышать. Какое у этого рейнджера большое сердце, во всех смыслах. От предстоящего объема жевательной работы Бутч застонал. «О-о… от удовольствия урчит!.. вкусный, наверное, законник… монстр, чисто монстр…» - послышались испуганные шепотки сзади. Как обычно, шайка расценила все по-своему. «Буэ-х», - это, кажется, Коллинз вывернул завтрак прямо на песок. Как же Бутчу хотелось присоединиться к старому выпивохе, но он упрямо продолжал жевать.
Что сказала бы его маман, увидав подобный рацион? Покойная миссис Кавендиш, хоть и имела искаженное представление о методах воспитания своих чад (напоить младенца ромом, чтоб тот, наконец, уснул – этого точно нет ни в одном пособии по уходу за ребенком), но за их сбалансированным питанием следила строго. Бутч усиленно пытался представить, что ест не желудочек (или клапан, или что еще там было у этого тупого Рида), а мамин пирог с почками. Получалось плохо. И за это он ненавидел рейнджера еще сильнее.
Поддержание репутации – на сегодня этот пункт выполнен. Утереться предложенным платком – еще одно достояние мамочкиного воспитания – и уехать подальше. Там, где будет много-много виски. Отличного односолодового дезинфицирующего виски: мало ли что за болячки были у дохлого законника.
Имидж – это, конечно же, всё. Но что реально угнетало свирепого Бутча Кавендиша – грозу Техаса, убийцу индейцев, так это невозможность выразить свою любовь к брокколи в открытую.

Арт принадлежит Katze_North, я слегка модифицировала его сообразно сюжету)))

@темы: William Fichtner, драббл, киномания

20:59 

Одинокий рейнджер: фанфикшн

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Название: Она не уйдет от него
Фэндом: Одинокий рейнджер
Пейринг: Бутч/Рэд
Рейтинг: PG-13
Жанр: драма, роман
Дисклеймер: спасибо Диснею за наше счастливое детство
Примечания: совместное прошлое двух таких колоритных персонажей - слишком вкусная тема, чтобы пройти мимо

…Тонкая, затянутая в пуанту ножка вздымается и легко описывает идеальную окружность, быстро порхают изящные руки, имитируя крылья. По залу юркой птичкой кружится юная девушка, и это воистину завораживающе зрелище…

Встреча назначена на пять, а мелкий ублюдок безбожно опаздывает. Когда эта тварь изволит явиться, Бутч вырвет ему глотку, - именно этим он оправдывает то, что еще не наливается дешевым виски в кабаке, а продолжает стоять на улице, уставившись в окно соседнего дома. Это почти неприлично, так подглядывать, но Бутч Кавендиш не имеет ничего общего с приличием.
Вечернее солнце, еще достаточно жаркое, чтобы заставить взмокнуть плечи под пыльным плащом, окрашивает залу неровными желтыми полосами, скользит по лицу танцующей девушки и теряется в тугой косе густых медно-рыжих волос. Мужчина еще не знает ее имени, но думает, что Рэд - идеальный вариант. Одна пружинистая прядь коварно выскальзывает из пучка, падая на нос, отчего танцовщица чихает, и финальный пируэт оказывается смазанным. Нелепый птенчик, выпавший из гнезда. Девушка досадливо хмурится, вновь становясь в позицию, и тут замечает разглядывающего ее через окно человека.
Ей всего семнадцать, и она не привыкла к такому вниманию. Особенно если его оказывает подозрительный субъект, на лице которого написано, что он бандит. Рыжеволосая еще не знает, как реагировать, поэтому дергает головой, отбрасывая локон, и выбегает из комнаты. Чертовка, - думает человек в плаще и тут же забывает о ее существовании, потому что в конце улицы наконец показывается идиот, заставивший Бутча ждать. Оконное стекло отражает недобрый оскал – вечер будет веселым.

…Теперь он знает, как ее зовут, однако все равно на карточке, прилагающейся к букету, пишет «Рэд». Если бы кто-нибудь осмелился даже подумать, что грозный Бутч Кавендиш, уже не мелкая сошка, а вполне весомое имя в определенных кругах, будет стоять под дверью гримерной с охапкой цветов, то расправа была бы короткой. Но он стоит, и накрахмаленный воротничок свежей сорочки неприятно впивается в шею. Разумеется, мужчина скорей бы сам сдался шерифу, чем купил для кого-либо цветы, просто какой-то ученый сопляк повадился раз за разом таскаться в этот театрик с дюжиной роз, посмотреть на восходящую звезду балета.
Заехать ему, скорчившемуся от удара в солнечное сплетение, сапогом по лицу было неимоверно приятно. А букет… Не пропадать же добру.
Бутч в очередной раз оттягивает душащий воротник, чувствуя себя ослом. Он меняет рубашки, ходит в театр, дьявол раздери, скоро собственная свора начнет над ним потешаться! Роняя лепестки, букет летит под дверь, и рассохшиеся половицы обиженно скрипят под тяжелой поступью, быстро затихшей вдали.
… Резко распахнувшаяся дверь, как секира, сносит головы паре пышных цветков. Танцовщица, успевшая сменить балетную пачку на богемное платье, хмурится, но досада в ее взгляде перемешана с благосклонностью: какая женщина не любит цветы? Она подбирает букет, вполне догадываясь, кто его принес, ведь в ее гримерке уже с десяток таких же находится на разной стадии увядания. Поэтому выпавшую карточку поднимают скорее из-за аккуратности, чем из любопытства. Однако надпись на ней мгновенно прогоняет скуку с лица женщины. Рэд. Только один человек называет ее так, и он меньше всего походит на романтика. В его духе, скорее, бросить к ее ногам вырванное сердце врага.
Эти цветы она забирает с собой.
Следующим вечером дверь ее гримерной приоткрыта, а Бутч Кавендиш не из тех, кому надо повторять дважды. Она ярка, насмешлива и непростительно умна для женщины, ее заливистый смех может заставить ангелов плакать от восторга – он хочет получить ее всю. Однако Рэд уже давно не семнадцать, и теперь она знает, как реагировать: пыл мужчины охлаждает хлесткая пощечина веером. Железные края вещицы рассекают губу насквозь, и кровь заливает подбородок, капая на белую манишку.
Бутч, не отворачиваясь и не делая попыток утереться, смотрит в лицо своей одержимости, а она, уже остыв, протягивает руку, нежно касаясь впалой щеки:
- Придется зашивать. Тебе нужен врач.
Кавендиш не отвечает, думая о том, что ее губы вишнево-красные и что кровь на них вряд ли будет заметна. Он хочет это проверить, а она не возражает, в этот раз отвечая на поцелуй.

… Рэд могла бы назвать себя счастливой, если бы за голову ее счастья не была назначена баснословная сумма, а изуродованная шрамом рожа не смотрела с каждого столба. Но она продолжает улыбаться, когда с наступлением темноты он входит в дом, пропахший чужой кровью и бурбоном, когда на ее шее застегивается очередная драгоценная безделушка, когда бакалейщики угодливо кланяются, а в их глазах – страх.
Уже не вспомнить, после какой именно по счету газетной статьи с подробным описанием зверств банды Бутча Кавендиша улыбка сходит с ее губ. Не такой жизни хотела для себя женщина. Но она все еще легка и стремительна, и ей везет, как тысяче чертей: французский антрепренер предлагает Рэд место в международной труппе, а уж она точно не такая дурочка, чтобы отказываться. Говорить что-либо Бутчу форменное самоубийство, да и женщина уже не уверена, понимает ли еще «вендиго» – как прозвали ее любовника индейцы – человеческую речь.
Он узнаёт сам.
Бутч Кавендиш небрежен в обращении со своими вещами. Сапоги могут скалиться крокодильей пастью, плащ – рваться – он не обращает внимания на подобные мелочи. Но стоит кому-либо протянуть руку к его собственности, это будет последней ошибкой ублюдка. Он не баба, чтобы устраивать истерики, поэтому спокоен, сообщая своей шестерке, что не мешало бы одному лягушатнику отправиться к квакающим сородичам. Спокоен, когда откладывает верный кольт и берет мачете.
Она не уйдет от него. По крайней мере, не на своих двоих.

@музыка: Florence and the machine - No light, no light

@темы: William Fichtner, Х.Б.-К., киномания, фанфик

13:34 

Финальная Гетсуга Теншоу))) Гендерсвитч)))

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Итак, настало время для завершающего драббла. Теперь могу с чистой совестью сказать: the end, das Ende, fin, ovari. Все, больше что-либо писаться не будет, а дневник покидается на веки-вечные. Наверное) Спасибо всем, кто был со мной эти несколько месяцев!

 

Капитан Хирако Шинджико опаздывала на собрания у главнокомандующего, манерно растягивала слова, слушала джаз после отбоя на недопустимой громкости и, вообще, была редкостной стервой. Особенно привлекательным занятием для нее было доставание своего и чужих лейтенантов. И если Айзен лишь привычно пропускал капитанский яд мимо ушей, то остальных сдерживало только осознание кары, грозящей за убийство капитана.

Самым невезучим, пожалуй, был лейтенант двенадцатого отряда Саругаки Хиёри, неизвестно по каким причинам пребывавший в особой «милости» у златоволосой капитанши. Шинджико не упускала случая взъерошить мальчишке непослушные вихры или сказать с сарказмом:
- О, Хиёри-кун, сколько первозданной ярости в твоих прекрасных глазах! Это сразит любую девушку наповал! – и тут капитан деланно всплескивала руками: - Но, чтобы посмотреть тебе в глаза, ей придется сильно наклониться! – да, тема роста Саругаки-фукутайчо была одной из любимых у Шинджико, и за десятки лет капитан умудрилась еще ни разу не повториться в своих насмешках.
Из-за своего взрывного характера Саругаки напоминал кипящий чайник, ведь Хирако не реагировала ни на передразнивания, ни на открытые оскорбления, парируя тем, что «не дорос ты еще, Саругаки-кун, в словесном мастерстве со мной состязаться!».
Но вот однажды, доведенный до крайности, лейтенант двенадцатого отряда не выдержал и, стащив с ноги дзори, замахнулся им.
- Ка-ак, Хиёри-кун?! – в притворном ужасе Шинджико отклонилась назад и прижала ладони к щекам. На дне темно-серых глаз бурлил и пенился смех. - Ты ударишь женщину???
Дзори потрепетал еще немного в судорожно сжатых пальцах и полетел обратно на землю, взбив облачко пыли.
- Чертов гендерсвитч!!! – прорычал Саругаки.

@темы: драббл, Хирако Синдзи, Саругаки Хиёри, Bleach

16:30 

Решила выполнить заявку с 27-го тура

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Заявка на 27 тур. Хирако/Хиори. «Семки будешь?»
169 слов
Синдзи вернулся после обеда, поминая незлым тихим словом большую половину населения земного шара. Особенно часто встречались слова «Урахара» и «сволочь». Зло пнув пустую жестянку, вайзард плюхнулся на скамейку рядом с Хиори, увлеченной лузгающей семечки. Семки оказались наркотиком похлеще героина, вот уже третий день удерживая девочку в заложниках.
- Ну и чё? – два светлых хвостика повернулись к Хирако. Тот, скривившись, дернул себя пару раз за галстук и пригладил волосы.
- Ничего хорошего! У этого долбанного бракованного гигая оказалась долбанная аллергия на долбанные масленичные культуры, а этот…
- Долбанный Урахара? – хихикая, подсказала Саругаки, продолжая украшать окрестности черной шелухой.
-… да, долбанный Урахара отказался его менять, видите ли, у него сейчас совсем нет материалов! Кошмар! Я теперь весь чешусь! – в подтверждение своих слов блондин усиленно заскреб по и без того покрасневшей коже. Девочка на всякий случай отодвинулась.
В сущности, Хиори была доброй. Хиори всегда переживала, если друзьям было плохо. Хиори даже была готова поделиться последним. Вот таким замечательным вайзардом была Хиори.
С радостной улыбкой она протянула Синдзи открытую упаковку:
- Семки будешь?

@темы: однострочники, Bleach

11:42 

Будни вайзардов. Балкон

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
- Какой еще свежий воздух?! Да иди ты!.. – но, несмотря на все протесты, она была насильно обернута в собственное пальто и безжалостно вытолкнута на балкон. На раннемартовский балкон.
С тихим скрежетом задвинулась щеколда.
- Дыши! Это полезно! – Хирако скорчил чудовищную рожу, но, увы, толстое стекло не позволило Хиёри оставить на ней авторскую подпись ногтями.
Злобно ругнувшись, девочка застегнула пальто: температура все еще была минусовой, - и спрятала медленно краснеющий носик в роскошный песцовый воротник, подозрительно похожий на Мурамасин, но они с занпакто были незнакомы, чтобы Саругаки заметила сходство.
Она высунулась наружу и несколько раз глубоко вдохнула, морозя носоглотку. Все, приказ «подышать» выполнен, пусть этот дебил наконец откроет дверь! Но Хирако нарисовываться на горизонте не спешил. Хиёри похукала на леденеющие пальцы, оглядывая унылый пейзаж за балконной рамой. Снег только начинал таять, обнажая кляксообразные прогалины болотного цвета; прошлогодние пучки травы, свалявшиеся за зиму в единое полотно, напоминали топь: казалось, наступишь – и провалишься по колено. Но пятерых голубей явно не интересовали поэтические сравнения: они бодро вышагивали по испещренному десятками следов снегу в поисках съестного.
Щеколда скрипнула снова, и на голову девочке натянули вязаную шапку.
- Держи, а то замерзнешь, откармливай тебя потом таблетками, - Хирако шмыгнул носом, выбивая из пачки сигарету и облокачиваясь на перила рядом с Хиёри.
- Я тебя ненавижу, ты знаешь? – шапку этот имбецил взял, а догадаться, что через тонкую ткань полиэстеровых спортивных штанов у нее уже задубели колени, не смог. Хотя да, имбецил же, что с него взять…
- Знаю, - он смотрел на небо, по которому летела стая галдящих птиц, своей формой попеременно превращаясь то в латинскую букву дубль-вэ, то в диковинную рыбу-мутанта. – Наша любовь сильна как никогда, - вайзард медленно выдохнул длинную дымную струю. Хиёри один в один повторила его движение, разве что ее морозное облачко развеялось куда быстрее. Саругаки придвинулась ближе к другу, выдернула из его уха черную пимпочку наушника.
Love me, love me, love me… Say, you do…
Ну конечно, разве он слушает еще что-то, кроме джаза? Нина Симоне, кажется. Проводя столько времени вместе с Хирако, немудрено наизусть заучить весь его плей-лист.
My love is like the wind… Oh, wild with the wind…
От, на первый взгляд, незатейливой музыки что-то странно щемит внутри, заставляя переживать, сочувствовать, страдать…
Give me more than one caress … let the wind blow through your heart…
И Синдзи, похоже, прекрасно понимает, что происходит сейчас с его подругой. С чего бы иначе ему так хитро улыбаться уголками губ?
- Такое ощущение, что на диск перегнали запись с плеера, у которого садятся батарейки. Разве можно так мерзко выть? – она морщится, но назад наушник не возвращает. Блондин закатывает глаза:
- Хиёри, душа моя, ты обладаешь удивительным свойством легким движением своего розовенького язычка испоганить все вечное и незыблемо прекрасное на этой планете, - вайзард затягивается в последний раз и отправляет окурок в свободный полет, распугивая голубей. – Эй, малыш, ты что, обиделась?
- Вот еще, буду я слушать, что всякие хмыри там шепелявят! – ловко пнув парня в лодыжку (да, она обиделась, пусть и на долю секунды), Хиёри юркой мышкой шмыгнула назад в теплую комнату, задвигая щеколду.
Теперь был ее черед корчить злобные рожи трясущемуся в одной рубашке Хирако. Только вот через стеклопакет, к сожалению, было нечетко слышно: он ее сначала утопит, а потом поджарит, или все же наоборот.

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

14:54 

Будни вайзардов. Ни о чем.

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Белые зубы со злостью впились в желтую мякоть:
- У-у-у, какая кислятина! Хиёри, знаешь, а ты похожа на этот лимон.
- Чего-о? – девочка, лежащая на дощатом полу, резко откинула руку за голову – ладонь врезалась во что-то твердое.
- Моя моська! – валяющийся сзади Хирако схватился за нос. – Да, дорогуша, ты похожа на лимон. Вредный и кислый, - он приподнялся на локте, шумно прихлебывая из стоящей рядом кружки. – Маширо – на апельсин, оранжевенький и такой же неадекватный. А Лиза… Лиза? А?
Хиёри почесала щеку и включилась в игру:
- На черешню!
- М-м, развратная черешня, - протянул Синдзи.
Оба захохотали, но смех парня перешел в хрипящий кашель.
- По спине похлопать? – Хиёри лениво повернула голову на звук.
Уже побагровевший, с выступившими в уголках глаз слезами, Хирако помотал головой:
- Не-а, мне отбитые легкие пока не нужны, - он отхлебнул еще чаю, смакуя на языке терпкий травяной вкус, повел плечами: - Сквозняк по позвоночнику тянет.
- Угу, полежи еще немного - вдобавок к своему ОРЗ подхватишь воспаление легких и умрешь в страшных муках! Так и быть, я куплю тебе самый шикарный венок, - она всегда была такой доброй девочкой. – Вставай, балбес!
Хирако помотал головой:
- Ты только посмотри, как тут красиво! – он помахал рукой вокруг себя. Через большое окно мансарду освещало яркое солнце, щедро окрашивая в золотистый цвет, и в его лучах неспешно дрейфовали мириады пылинок, кружась в диковинном танце. Хиёри, которой непослушный лучик пощекотал кончик носа, чихнула.
- Грязища у тебя тут, как в свинарнике! Ты вообще знаешь, что такое пылесос?
- Ты женщина, тебе это знать и положено, - отмахнулся блондин. Девочка только хмыкнула. В конце концов, в ее комнате было не чище.
- А хорошо вот так просто лежать и болтать ни о чем, - Саругаки задумчиво покачивала сползшим шлепком.
- Это все, что нам теперь остается.
Вдруг Хиёри, в лучших традициях восточных единоборств, одним прыжком оказалась на ногах.
- Чуть не забыла! Лиза же сказала поставить тебе горчичники! – и, не обращая внимания на мотающего головой вайзарда, продолжила: - Десять штук! Так что готовь свою цыплячью грудку!
- Что-о? Да я мужчина в самом расцвете сил! – он горделиво приосанился. Конечно, если это можно сделать, лежа на полу. – К черту десять, обойдемся одним!
- Тринадцать!
Синдзи театрально сделал фейспалм и покачал головой:
- Ты совсем не умеешь торговаться.
- Пятнадцать!
- Ладно-ладно! – вскинулся Хирако. – Согласен на десять. Но ставить мне их будешь лично ты, ме-едленно-ме-едленно, чтобы я наслаждался каждой секундой прикосновений твоих маленьких корявых ручек.
- Хирако, ты больной псих, ты в курсе?
В подтверждение ее слов Синдзи снова закашлялся.
- Да, я болею. Мне нужна тишина, покой и отсутствие тяжелых тупых предметов в опасной близости от моей драгоценной персоны. Иди уже.
Показав ему язык, Хиёри исчезла за дверью. Вайзард закинул руки за голову и вздохнул полной грудью. Заболеть в июне – это еще надо умудриться. Но жизнь от этого была не менее прекрасной.

@темы: Bleach, Саругаки Хиёри, Хирако Синдзи, драббл

12:29 

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Сегодня прибежала староста с глазами по пять копеек: деканат потребовал составить список желающих поехать на стажировку во Вьетнам. На год. Ёпта!

Хочу посоветоваться с народом -

 


Вопрос: Уезжать ли мне во Вьетнам?
1. Да  13  (76.47%)
2. Нет  4  (23.53%)
Всего: 17

@темы: жизненное

20:16 

Фапаю...

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Невысокие блондины со спортивной фигурой всегда выносили мне мозг... А если еще блонд одет в дорогой деловой костюм - все, смерть от носового кровотечения. Как в этом случае... Поэтому "The Good Wife" теперь один из моих любимых сериалов. Но если забыть о блонди-лапочке, сам сериал тоже доставляет весьма и весьма.:vo:


@темы: жизненное, блонди, киномания, настроение

13:46 

Что-то на гендерсвитч потянуло))) ФемАйзенита))

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Лейтенант Соуске фатально ошибалась: у капитана Хирако никогда не было паранойи. Он просто всегда ждал чуда, внимательно вглядываясь взглядом-буравчиком в свою подчиненную. Мужчина представлял, что еще секунда – и серая мышка одной рукой медленно снимет свои ужасные роговые очки на пол-лица, а второй – распустит туго затянутый пучок вьющихся каштановых колос, затем облизнет свои невозможно пухлые губы и соблазнительно поманит маленьким пальчиком капитана к себе. Он, конечно, не сможет устоять, подхватывая гиб кое тело, целуя и лаская…
- Тайчо!!!
- А, что? – усилием воли Хирако вернулся из мечтаний в реальность. – Айзенита, чего ты так разоралась?
Манящие розовые губки сжались в суровую нитку:
- Тайчо, вы должны, наконец, просмотреть отчет и внести поправки! – девушка продолжала тыкать пухлой папкой в отмахивающегося от нее Хирако, который начал стратегическое отступление в сторону сада.
Синдзи вообще старался не проводить много времени в обществе своего лейтенанта. И его ошибка была не менее фатальной: Айзенита и не помышляла о захвате мира, она лишь украдкой вздыхала и таинственно улыбалась своим мыслям, в которых капитан не сверлил недобрым взглядом, а склонялся над ней, щекоча светлыми прядями, и хвалил за проделанную работу, предлагал помочь с отчетом; она поворачивала голову, встречаясь взглядом с мужчиной – и вот уже бумаги сметены со стола, на котором в страстном порыве сплетаются два тела… Ох уж эти жаркие девичьи фантазии…
- Подпишите!
- Потом! Меня уже здесь нет! – но цепкая ручка уже ухватила за рукав хаори – не вырваться.
«Чокнутая ботаничка!»
«Ленивый раздолбай!»
Горящие злобой взгляды.
Говорят, если два человека очень-очень чего-то хотят, то это обязательно сбудется. Но такой же сильной была вера этих шинигами, что у другого не может возникнуть даже тени подобных мыслей.
Гин, активно грабящий капитанский сад на предмет слив, яблок и вишен, с хитрой улыбкой наблюдал за происходящим действом. Взрослые, они такие глупые…

@темы: Айзен-тайчо-ками-сама, Bleach, Хирако Синдзи, драббл

18:47 

Зарисовка

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

У меня осталось 5 драбблов. Соответственно, выложу их в течении пяти дней.

 

Синий воскресный вечер тонким покрывалом накрыл город, просачиваясь в рабочий кабинет. Рюукен любил вот так, в полумраке, складывать бумаги в портфель, готовясь к завтрашнему дню. Казалось, будто стоишь на мостике, готовясь к многометровому прыжку в воду, и собираешься с мыслями. Он методично прокручивал в голове завтрашнее расписание, ставя мысленные галочки рядом с выполненными пунктами: собрание учредителей – доклад готов, заявки на новое оборудование составлены и отосланы секретарю, вопрос с донорским легким разрешен, к послеобеденной операции он готов. Прекрасно. Защелкнув застежки, Рюукен подошел к окну, закуривая сигарету и прислушиваясь к шуму воды в ванной. Сегодня Заэль изъявил желание остаться у него, а сопротивляться пробивному обаянию Гранца не мог даже каменный квинси. А завтра секретарь будет с искренним сопереживанием говорить о том, какой усталый и измученный вид у господина главврача и как мало он отдыхает. Рюкен позволил себе легкую улыбку: отдохнуть с Заэлем действительно непросто. А еще вчера позвонил Урью, намереваясь зайти за книгами, но так и не появился. Странно, у его сына, конечно, было множество недостатков, но слово он всегда держал. Погруженный в свои мысли мужчина не услышал тихого стука в дверь, однако проигнорировать громкое удивленное восклицание Заэля было трудно.
Выйдя в коридор, Рюукен почувствовал, как сердце сдавила когтистая лапа. Метафорически, разумеется, но этого было достаточно, чтобы замереть, надеясь только на то, что на лице не отразится никаких эмоций.
Урью все-таки пришел. И дверь ему открыл не кто иной, как Заэль Аполло Гранц собственной персоной – арранкар, пытавшийся убить юношу в недалеком прошлом. Поэтому дальнейшее развитие событий даже предугадывать не надо было: взращенный на принципах старого маразматика Соукена мальчишка, увидевший выжившего Эспаду, мгновенно воплотил лук, и сейчас кончик синей стрелы упирался точно в ямочку между ключицами Заэля, по белой коже которого медленно стекали прозрачные капли воды, впитываясь в пушистое банное полотенце, обернутое вокруг бедер. Рюукен видел напряженную спину сына и безмерное сожаление в янтарных глазах бывшего Октавы. О нет, тот вовсе не сожалел о том, что раздавил добрую половину внутренних органов младшего квинси, Рюукен не был наивен, чтобы так думать, скорее, это была печаль о том, что арранкар, такой красивый и гениальный – само совершенство! – сейчас покинет этот мир, да еще так глупо: в одном полотенце. Гигай с ограничителем рейяцу не оставлял Заэлю шансов.
Хотя прошло лишь несколько секунд, Рюукену казалось, что он стоит так уже пару часов, наблюдая, как медленно появляется на оцарапанной острым наконечником алебастровой коже капля крови. Это было похоже на замедляющий время яд Куроцучи, о котором рассказывал Заэль. Что делать? Закричать «Обосподибожемойнеделайэтого!» было настолько не в характере квинси, что даже не рассматривалось как вариант. Любые фразы типа «Стой!», «Что ты делаешь?» и прочее стали бы только катализатором неизбежной реакции: мужчина видел, как медленно разжимались пальцы сына, спуская стрелу.
- Трус, - тихий негромкий голос. Он даже смог сделать очередную затяжку.
Сработало. Конечно, что еще ждать от этой ошибки природы. Урью чуть повернул голову, сверкнув очками, и Заэль тут же отвел от шеи стрелу, брезгливо придерживая древко двумя пальцами. Гранц медленно пошел по коридору к Рюукену, оставляя спину незащищенной – да, лук в руках мальчишки опущен, но Исида-старший слишком хорошо знал, как быстро можно его вскинуть и с какой скоростью летит стрела. Дойдя до мужчины, арранкар провел носом по его щеке, будто ластящийся кот, чем заставил Урью потрясенно втянуть в себя воздух. Ну все, сейчас начнется.
- Вот как? – в голосе мальчишки гнев и презрение. Презрение? А какое право этот щенок имеет, чтобы его попрекать?
- Да, так, - небрежно опереться о дверной косяк.
- И почему же я трус? – длинная челка закрывает глаза, но лук, слава богу, он убрал.
- Ты прячешь голову под подушку. Впрочем, чего еще от тебя ожидать? – на выдохе выпустить длинную струю дыма, от чего сын неизбежно поморщится, хоть их и разделяют метры. – Ведь жить, преодолев свои страхи, - это так сложно, - Рюукен с надменной усмешкой говорил всю эту чушь и был готов сказать еще много глупых напыщенных фраз, лишь бы мусор слов вымел из пустой юношеской головы мысли о мести. В чем мужчина никогда не признается, так это в том, насколько ему дорог сын. И в чем не признается даже самому себе: розововолосый ученый тоже стал ему дорог. Меньше всего ему хотелось потерять кого-то их них – тех, кто составлял его привычный уютный мир.
Урью коротко облизывает губы.
- Тебя там не было, - там – это в Уэко Мундо, где квинси до изнеможения сражался со своими копиями, где лежал на камнях, харкая кровью и желчью из-за того, что на его пути попался Октава Эспада.
- Зато я есть здесь, - четыре коротких слова, в которые можно вложить целую лекцию о бесполезности ненависти – ее нерентабельности. Ведь Рюукен мыслил с сугубо меркантильной точки зрения, ему сотрудничество с блестящим ученым было выгодно со всех сторон, независимо от былых деяний Эспады. Гораздо сложнее с Урью, пропитанным дурацкими принципами своего деда. Исиде-старшему оставалось лишь надеяться, что со временем вся эта дурь выветрится. – Твои книги на комоде.
Запихав тома в сумку, юноша, не глядя на отца, открыл входную дверь, но замер на пороге:
- Мне нужно время.
Как только дверь закрылась, Рюукен глубоко вдохнул, прикрыв глаза, и медленно выдохнул. Сигарета, докуренная до фильтра, обжигала пальцы, и он потушил ее о карманную пепельницу. Сзади на плечи легли узкие ладони, тонкие пальцы пробежались по закаменевшим мышцам.
- М-м, да ты сегодня просто герой, - в мурлыкающих интонациях сквозило неприкрытое веселье. – Спас мне жизнь, - Заэль откровенно забавлялся.
Рюукен повернулся к арранкару лицом, осторожно провел пальцем по уже затянувшейся царапине на тонкой коже, притянул к себе.
- И простым «спасибо» ты не отделаешься, - выдохнул он в розовые пряди, неуловимо пахнущие медом.


@темы: Bleach, Заэль, драббл

22:06 

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
Хорошо. Вы этого хотели - вы это получили.

URL
14:44 

Клуб анонимных айзенголиков

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат
В уютном полуподвальчике светло и вкусно пахнет пирогами. У дверей ее встречает худой блондин, который как-то появлялся у них в школе под видом ученика. Он белоснежно улыбается.
- Хирако Синдзи дэсу. Рад поприветствовать тебя на собрании Клуба анонимных айзенголиков. Проходи, - приобнимая за плечи, он проводит ее к стоящим кругом стульям, из которых свободны только два. – Присаживайся. Дорогие коллеги! – обращается он к собравшимся. – Товарищи! Братья! Сегодня мы проведем очередную встречу, и цель каждого из нас – признать свою зависимость, свою одержимость. Держа все внутри, вы подтачиваете сами себя. Откройтесь нам, вокруг – те, кто понимает и поддерживает вас. Расскажите о своей проблеме! – он оборачивается к сидящему слева мужчине: - Хочешь начать?
Тот встряхивает светлой челкой.
- Меня зовут Изуру, и я зависим.
Все аплодируют.
- Меня зовут Лав, и я зависим.
- Меня зовут Йоруичи, и я зависима.
- Меня зовут Хиёри, и я зависима.
- Меня зовут Момо, и я зависима.
- Меня зовут Генрюсай, и я зависим, - хрипит старик, не расстающийся с посохом даже здесь.
Перекличка продолжается. Потом давешний блондин берет слово.
- В прошлый раз мы приветствовали нашу дорогую Рангику. Готова ли ты сегодня поделиться с нами своим горем?
Красивая светловолосая женщина вздыхает.
- Да, Синдзи. Меня зовут Рангику, и я зависима. Зависима от ненависти и обиды к этому ублюдку Айзену, сломавшему мою жизнь! – она промакивает глаза поданным Момо платком. – Он увел моего возлюбленного…
- О-о, какие новые грани натуры Соуске мы узнаем! – цокает языком Хирако.
- Не в этом смысле! – возмущается Рангику. – В Уэко Мундо он его увел, мировой переворот готовить. Задурил голову моему Гину совсем, тварь этакая! – не выдержав напряжения, она рыдает в голос. Синдзи тут же ее обнимает.
- Поплачь, поплачь, бедная, выпусти из себя всю боль, - не хуже плюшевого львенка мужчина наслаждается непосредственной близостью «холмов благоденствия» и только после меткого попадания тапка Хиёри передает плачущую блондинку следующему мужчине, страждущему утешить страдалицу. – Поблагодарим Рангику за ее откровенность!
Аплодисменты.
- А теперь, на правах президента Клуба, я хочу представить нашего нового члена. Поприветствуем ее! – он начинает хлопать, остальные присоединяются.
Новенькая девушка поправляет складки на школьной юбке и поднимает глаза на присутствующих.
- Меня зовут Тацке. И я зависима.

Когда анонимные айзенголики, дружно взявшись за руки, призывают проклятия на голову Ичиго, посмевшего украсть их право на месть редиске Айзену, в открывшиеся двери въезжает тележка, толкаемая парнем с прической «красный ананас». За ним идет мужчина в полосатой панамке.
- А теперь кофе, уважаемые! И не забываем о членских взносах за следующий месяц! – панамочник хитро смотрит на подошедшего красноволосого. – Ну что, я же говорил, нахлебник-сан, что эта идея будет прибыльной!

Далеко-далеко, в подземной тюрьме Айзен Соуске сильно удивляется, отчего каждую неделю по четвергам с шести до семи вечера ему так икается…

@темы: Bleach, драббл, юмор

12:24 

Скалярная цепь

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Сама знаю, что это гинокошмар)))) Но переделывать было лень-лень-лень)))

Из курса менеджмента всплыло название. Кто не знает, скалярная цепь — «цепь начальников», организационная иерархия.


@музыка: Rammstein - Haifisch

@настроение: хочу сладкого - живот болит...(((

@темы: Bleach, фанарт

14:53 

Приветственное

Если говорить людям одну только правду, рано или поздно вас в этом уличат

Здравствуйте, моя дорогая новая ПеЧенюшка ..Wayfarer..! Рада приветствовать вас на Празднике...!

Проходите и угощайтеь. Я бы к вам присоединилась, да живот, увы, болит. Поэтому просто постою рядышком, попускаю слюньки, глядя на эту роскошь))))

 

 

 


@темы: приветственное

Праздник, который всегда с тобой

главная